Кто мы, российские немцы?

Кто такие российские немцы?

 

Наш народ – российские немцы – сложился к настоящему времени как субэтнос немецкого и русского этносов.

В. Г. Диц

Общественный деятель

При переселении в Россию первых поколений немцев русская (российская) культурная (и тем более генетическая) составляющие у наших предков полностью отсутствовали. Но ведь когда-то не было ещё на планете ни немцев, ни русских. В какой-то мере случайным совпадением можно считать то обстоятельство, что возникли эти народы практически одновременно – в IX-X вв., – правда, в разных частях Европы.

Родственные будущим немцам готы и герулы (кстати, их прямыми предками даже не являющиеся) появились впервые в земле Ойум (Северное Причерноморье), на земле будущих Руси, Российской империи, Украины и России, ещё в III в., прибыв сюда с южных берегов Балтики. В 258 готы захватили Крым. В XVI в. посол Священной римской империи германской нации в Османской империи фламандец Бусбек повстречал в Стамбуле крымского гота и с изумлением услышал живую готскую речь (он даже составил словарик из 68 готских слов). Лишь в XVIII в. готы окончательно растворились в местном населении.

Первые контакты немцев с жителями Киевской Руси восходят к концу первого тысячелетия нашей эры. Так, в 961 в Киев по приглашению вдовы князя Игоря Ольги из германских земель была направлена представительная делегация во главе со священнослужителем Адальбертом.

С течением времени немцы стали появляться на Руси всё чаще, причём не только как послы, путешественники и купцы. Многие из них приезжают навсегда и остаются как в Киеве, так и в близлежащих землях. Кстати, русские торговые люди также имели свои дворы в целом ряде германских городов. Приезжали на Русь немецкие мастера и ремесленники, кто добровольно, а кто и по приказу: например, князю Андрею, сыну Юрия Долгорукого, германский император Фридрих Барбаросса прислал для строительства Суздаля своих архитекторов. Заключались и двусторонние браки между знатью. Через брачные союзы русские князья постепенно завязывают с немцами родственные отношения. Князь Владимир Красное Солнышко взял в жёны дочь немецкого графа Куно фон Эннингена, на немецких принцессах были женаты трое сыновей Ярослава Мудрого.

Во многих русских городах немцы оседают в связи с широким развитием торговли. До нас дошло множество договоров новгородских и псковских купцов с немецкими торговцами конца XII века. В средние века купцы немецкой Ганзы часто селились в городах Северо-Западной Руси. Для удовлетворения религиозных нужд иностранцев, остававшихся здесь жить, строятся кирхи. В Новгороде, к примеру, возводится для них церковь Святого Петра, а на Ладоге – церковь Святого Николая. Исторический анализ показывает, что часть современных российских немцев является потомками немецких рыцарей, которые, начиная с конца XII века, вторгались в прибалтийские земли. Другие появились на Руси по приглашению восточнославянских князей. Значительную группу современных российских немцев составляют потомки приглашенных в Россию в разные времена немцев-ремесленников, врачей, ученых, военных, содействовавших развитию ремесел и мануфактур.

И, наконец, преобладающая часть сегодняшних российских немцев – это потомки колонистов, поселившихся на основе указов русских царей в Поволжье, Сибири, многих других районах нынешней РСФСР, на Украине, в Крыму, в Бессарабии, Закавказье, Казахстане, республиках Средней Азии.

Значительное число немцев переселилось в Россию в середине XV – первой трети XVI вв., в годы царствования Ивана III (1462-1505) и Василия III (1505-1533). На службу Московскому государству приглашались оружейники, архитекторы, врачи, горнорабочие, художники, офицеры и др. Многие из них знанием военного искусства, секретов личных ремесел помогали русскому народу в подготовке к избавлению от татаро-монгольского ига. При их помощи, по свидетельству Карамзина, строятся военные укрепления и крепости, готовятся взрывники и минеры. В эти годы немецкие купцы и торговцы прокладывают через Россию торговые пути в Индию и на Ближний Восток.

Заинтересованные в западных специалистах русские цари приглашали ко двору и на службу лиц различной этнической принадлежности: шведов, финнов, немцев, датчан, голландцев, французов, англичан и др. Им давалось общее название – «немцы», возможно, из-за непонятной речи (ср. со словом «немой») или преимущественной доли немцев в их числе.

В конце 1480-х Иван III специально направил в германские земли грека Юрия Траханиотиса, который привёз в Москву помимо обладателей вышеназванных специальностей каменщиков, кузнецов, медников, врача, специалиста по изготовлению церковных органов и других умелых людей. Многие из них взяли русских жён и поселились в пригороде на северо-востоке столицы. При упоминании Стрелецкой слободы в Москве источники сообщают, что она была выстроена для иноземных солдат (поляков, литовцев и немцев).

При Василии III (1524) были установлены торговые связи с Германией, что усилило приток в Россию торговых людей из числа немцев.

Ко времени правления Ивана Грозного (1547-1584) относится появление в царском окружении немалого числа немцев, хотя в этот период миграция немцев на Русь в целом замедлилась. Немцы служили в войске царя, в опричнине (Йоганн Таубе, Эларт Крузе, Генрих Штаден). В самой Москве немцы селились в Китай-городе, на Земляном валу. За рекой Кокуй была устроена особая слобода, которая первоначально так и называлась – Кокуй, или Кукуево. С 1652, уже на реке Яузе (на северо-востоке Москвы), возникает поселение, получившее название Новой иноземной слободы, а с начала XVIII – Немецкой слободы, где жили не только немцы, но и другие иностранцы. Здесь мирно уживались друг с другом представители разных национальностей и конфессий.

В Москве и слободе немцы-протестанты имели свои церкви. 1559 год принято считать началом истории старейшей евангелическо-лютеранской общины в России, которая появилась в Москве. С этого года известно имя первого лютеранского пастора Тимана Бракеля. Окончательно московская лютеранская община складывается с появлениекм в Москве лютеранской церкви и постоянно живущего в городе духовенства. Первое упоминание о сооружённой в городе кирхе относят к 1576 году. Её существование было документально засвидетельствовано в письме Магнуса Паули, найденном в Ревельском городском архиве. В письме говорится о разрешении Великого князя (Ивана IV) немцам открыто придерживаться здесь чистого евангельского учения аугсбургского вероисповедания и дарования им церкви.

Самая старейшая в России община, названная именем св. Михаила, начало истории которой относится к XVI веку, оставалась действующей в течение более чем 350 лет, несмотря на то, что церковное здание лютеранской общины за это время не раз разрушалось и возводилось снова.

В период царствования Ивана IV немцы-лютеране расселяются во Владимире, Угличе, Костроме, Нижнем Новгороде, Твери, Казани, Архангельске. Они сначала появлялись в городах в качестве пленных, но затем оставались здесь жить вместе с семьями. К существенному росту числа таких людей привела затянувшаяся Ливонская война (1558-1583). Кстати, из целого ряда мест поселений лифляндцев только в Нижнем Новгороде образовалась постоянная община со своим проповедником (пастор Скультет).

Племянница Ивана Грозного была первой православной христианкой на Руси, выданная замуж за лютеранина по вероисповеданию герцога Магнуса фон Озеля (старшего сына Христиана, герцога Голштинии). Царь пытался таким образом упрочить свои позиции на международной арене.

Немцы-лютеране появлялись в России отнюдь не только в качестве пленников. Одной из немаловажных причин эмиграции немцев-лютеран с их исторической родины в Россию (как и в другие страны) послужило противодействие, которое встретило лютеранское вероисповедание с самого начала своего существования со стороны римского папы и католических государей. Вормский эдикт 1521 года запрещал исповедовать лютеранство, предписывал сжигать лютеранские книги, обязывал граждан выступать против нового вероучения.

Притоку и оседанию лютеран в России, напротив, способствовала существовавшая в стране религиозная терпимость к протестантам: им предоставлялась здесь свобода в исповедании веры и отправлении культа, разрешалось строить свои церкви. Власти сознательно отдавали предпочтение лютеранам (протестантам), поскольку протестантизм представлял собой меньшую опасность для ортодоксальной церкви и протестантской веры, чем католичество. Путешествовавший по России иностранец де ла Невилль отмечал, что ни одно из вероисповеданий, за исключением католического, не находит себе в Московии запрещения».

Распространению немцев-лютеран в России благоприятствовали также политические условия, когда Россия имела напряжённые отношения с католическими Польшей и Литвой и ориентировалась на лютеранские страны.

Объективности ради следует заметить, что жизнь поселившихся в России иностранцев была нелегкой. Известен такой эпизод. Взять Казань штурмом царю помог знаменитый оружейный мастер – немец Фюльстерберг. Когда в приступе гнева Грозный сжег Кокуй и многих немцев поместил в тюрьму вместе с татарами, пленённый ранее татарский хан, имея это в виду, воскликнул: «Вам, немецким собакам, так и надо! Вы вручили русским оружие, которым они избили нас. Сегодня этим кнутом они лупят вас». Позже слобода вновь отстраивается, возводится новая церковь. Объективный исторический анализ всё же подтверждает, что в целом в период царствования Ивана Грозного протестантам жилось в России лучше, чем во многих других странах Европы.

Но почему всё же милости, оказываемые Иваном Грозным лютеранам, закончились разгромом опричниками немецкой слободы и уничтожением лютеранской кирхи? Формальным поводом к этому послужило бегство в Польшу двух бывших немецких военнопленных – Крузе и Таубе. Основные же причины коренились в изменении политической обстановки – из-за поражения России в войне с Ливонией и начавшейся борьбы России с лютеранской Швецией. Военные действия сопровождались конфессиональным противопоставлением сторон: царь обвинял ливонцев в том, что они «нарушили наказ Господний» и «переняли учение Лютера».

Число живущих в России немцев заметно выросло в царствование Фёдора Иоанновича (1584-1598) и Бориса Годунова (1598-1605) При первом из них уже до 5 тысяч протестантов (в основном немцев-лютеран) служат в русских войсках, занимая, как правило, руководящие должности.

Борис Годунов продолжал вызывать в Россию немецких ремесленников и техников, специалистов-медиков. Кроме того, он предлагал выписать из Германии, Англии, Дании, Франции, Италии учёных, чтобы учредить преподавание разных языков. При нём была основана первая в Москве немецкая школа, существовавшая при лютеранской кирхе. В ней обучалось около 30 учеников.

Не являясь наследственным правителем и рассчитывая на поддержку иностранцев во внутренней и внешней политике, «Борис был очень расположен к немцам» (по свидетельству иностранных современников). Наряду с полной свободой и правами гражданства в Москве, которые Годунов предоставил иностранцам наравне с московскими купцами, он даровал немцам свободу совершать богослужения, иметь свою церковь и жить в их «немецкой вере».

Желая породниться с чужеземными государями, Борис Годунов предполагал выдать свою дочь сначала за герцога Густава, сыны шведского короля Эрика, затем – за одного из братьев датского короля. Она выходит замуж за немецкого принца Иоганна (второй случай в русской истории династического брака представителей разных конфессий). Этим бракам предстояло ещё сыграть свою важную роль в истории России.

Политическая ориентация Годунова на иностранцев-иноверцев, или «нехристей, как называли московитяне каждого иностранца», вызывала недовольство московской знати и явилась одной из безусловных причин падения престижа Бориса Годунова в условиях прогрессирующего в стране социального кризиса.

Тем не менее, как свидетельствуют историки, непосредственно в самой Москве (в районах Харитоньевского и Мёртвого переулков) немцы селятся уже с XII-XIII веков. К 1643 году в столице насчитывается около 400 немецких дворов. В период междоусобиц Смутного времени они не оказались в стороне. Их то защищает Лжедмитрий I, то преследует Лжедмитрий II (немцы – московские жители и наёмные немцы – принимали участие в военных действиях с обеих сторон). Даже это – свидетельство общности судьбы наших предков, ставших российскими немцами, с её народами, и прежде всего русскими, испытавшими и милость, и гнёт царей.

Кстати, в 1610 люди Лжедмитрия II уничтожили построенную при Борисе Годунове лютеранскую церковь в Москве.
Установившееся после Смутного времени благоприятное для немцев-лютеран трёхсотлетнее правление дома Романовых сказалось на росте их численности в России и увеличении территории их расселения. При царе Михаиле Фёдоровиче (1613-1645) они стали селиться в Серпухове, Ярославле, Вологде, Холмогорах. Число немцев-лютеран из года в год увеличивалось и к концу его царствования составило около 1000 семейств. Образовывались новые лютеранские общины. В 1626 часть московских лютеран образовала новую общину, устроив себе церковь в Белом городе. От неё, как считает известный отечественный исследователь протестантизма Дмитрий Цветаев, ведёт своё начала лютеранская община свв. Петра и Павла в Старосадском переулке.

Но симпатии царя были, естественно, отнюдь не на стороне чужеземцев. В поддержку православного духовенства Михаил Фёдорович издаёт царский указ (1642/1643), который обязывал сломать в Москве «немецкие ропаты» в Китай-, Белом и Земляном городах, а также на немецких дворах вблизи «русских церквей». В результате реализации указа лютеранские церкви, одна из которых находилась в Земляном городе, а другая в Белом, были сломаны.

При царе Алексее Михайловиче (1645-1676) приток иноземцев продолжился. Это было связано с усилившейся эмиграцией протестантов из Западной и Центральной Европы во время Тридцатилетней войны, а также ведение войны Росси с Польшей за Малороссию, потребовавшей призыва военных специалистов из иноземцев. В течение только двух лет (1662 и 1663), по свидетельству дипломата Гордона, В Россию прибыло большое количество иноземных офицеров, некоторые из которых приехали с жёнами и детьми. В правление Алексея Михайловича немцы-лютеране распространились в Новгороде, Пскове, Переяславле, Белгороде.

Военные, которые в большом количестве с прекращением войны (1658-1659) возвращались в Москву, явились основным ядром для образования в столице новой евангелическо-лютеранской общины.

В 1662 в Москве образовалась саксонская лютеранская община. С её возникновением в Россию из Дрездена в 1662 году был прислан пастор Иоганн Готфрид Грегори, деятельность которого способствовала укреплению связей лютеран Саксонии с лютеранами, проживавшими в России. Постоянные и щедрые пособия московской саксонской общине предоставлял герцог Эрнст Благочестивый. На эти средства в Москве была основана школа для детей лютеран.

Правители Саксонии (курфюрст Иоганн Георг II и герцог Христиан, позже саксонский герцог Эрнст) посылали в Москву грамоты, ходатайствуя перед царём за лютеран, покровительствовали жившим в России единоверцам.

Среди русских лютеран не было, православное духовенство стремилось ограничить иноземное влияние на свою паству. В этом оно находило поддержку у царя. Алексей Михайлович подтвердил постановление своего предшественника и запретил иноземцам покупать у русских людей дворы, селиться в Китай-, Белом и Земляном городе, держать в услужении русских людей и иметь кирхи «вблизи от церквей Божьих».

Указ 4 октября 1652 года «Об отводе земли под строения в Немецкой слободе» устанавливал порядок расселения иноземных людей разных сословий за Земляным городом. Таким образом основывалась Новоиноземная слобода – вновь созданное московское предместье на правом берегу Яузы.

По указу 1652 года тот, кто из немцев не хотел перекреститься по русскому обряду, был обязан в течение короткого времени выехать вместе со своим имуществом за Покровские ворота.

На стороне православной церкви стояло государство: по закону царя Алексея Михайловича, не отменённому Петром, за пропаганду своей религии всем инославным и иноверцам предусматривалась высшая мера наказания – смертная казнь.

Среди иноземцев лютеранского вероисповедания (в большинстве своём немцев) времён Алексея Романова были лица разных профессий и специальностей. Некоторые из них занимались культурно-просветительской деятельностью.

Большой вклад внесли немцы в становление русского театра, начальный период истории которого связан с возникновением в конце XVII – начале XVIII веков придворного и школьного театра. Задолго до первой в России театральной постановки (1672) царь Алексей Михайлович пытался организовать театр, давая иноземцам поручение найти в немецких землях мастеров и приглашая в Москву из Курляндии, Швеции, Пруссии музыкантов и людей, «которые умели бы всякие комедии строить». После неудачных попыток по устройству театра царь дал распоряжение найти подходящих людей в московской немецкой слобод, и подготовка первого спектакля была поручена жившему там пастору лютеранской церкви (упомянут выше) Иоганну Готфриду Грегори. Этот европейски образованный человек, знакомый с немецким и голландским театром, явился создателем первого спектакля русского театра. «Артаксерксово действие» было сочинено И. Г. Грегори на немецком языке при участии лейпцигского студента-медика Лаврентия Рингубера. По предложению И. М. Кудрявцева пьеса, сразу же переведённая на русский язык переводчиками Посольского приказа, исполнялась перед царём на русском языке иноземцами, участниками школы И. Г. Грегори.

Для постановки первых пьес русского театра использовалась не только школьная молодёжь из Немецкой слободы, но и русские отроки. К иноземцам же в Немецкую слободу русские люди ездили советоваться, как «потешные дела» устраивать.

Слобода в царствование Алексея Митхайловича вновь расцветает, здесь живёт до 1100 протестантских семей, появляются кирхи, своя школа, театр. Именно здесь юный Пётр познакомился с европейской культурой, обрёл единомышленников и сподвижников в своих будущих великих делах. Отличие и определённое превосходство западноевропейской культуры влияло на русский народ и отдельных его представителей. И необходимости соответствующих преобразований в стра-не не могли не почувствовать и русские цари.

Период, когда у власти находился Петр I (1682(1689)-1725), занимает особое место в истории поселения немцев в России. Эта страница истории широко известна. Необходимо подчеркнуть лишь одну деталь, характерную для времени Петра I. Когда сегодня говорят о российских немцах, речь идет преимущественно о том, что немецкие переселенцы и их потомки были и есть-де главным образом землепашцы, хлеборобы и старательные рабочие. Но среди предков нынешних российских немцев было много и тех, кто в далекие времена вместе с истинными патриотами страны развивали русскую науку, искусство, литературу, составляли ее гордость и славу. И эра Петра I особо примечательна в этом смысле. Его самого называли «учеником Немецкой слободы». Второе переселение немцев началось не при Екатерине II, как утверждает ряд современных авторов, а ещё при Петре I. И при нём переселение осуществлялось на основе Манифеста от 10 апреля 1702 года, который первым положил начало систематическому привозу иностранных специалистов в Россию. На призыв Петра I переехать в Россию откликнулись десятки и даже тысячи военных, учёных, учителей, художников, архитекторов, вставших под знамёна молодого царя и помогших ему «прорубить окно в Европу» и построить новую столицу Российской державы. Один любопытный факт. Ко времени смерти Петра I в Петербурге проживало 70 тысяч человек. Среди них было очень много иностранцев, и, прежде всего, немцев. Интересно, что столько же советских немцев проживало в Ленинграде к началу 1941, на берегах Невы своё появление многие из них исчисляли от времен Петра.

При Петре расцвет Немецкой слободы продолжался. Откликнувшиеся на его Манифест немцы (и в их числе много голландцев) дали мощный импульс развитию в России военного дела, промышленности, строительства, медицины, изящных искусств, науки, педагогики, создали первую Академию и гимназии. Они же заложили основы современной русской словесности. В составе российских полков и на русских кораблях служило немало немецких офицеров, сражавшихся и отдававших жизнь во славу России. Всех этих людей вдохновляла вера в великое будущее их новой Родины, будущее русского народа. Таких взглядов придерживался и известный философ, ученый Г. В. Лейбниц, находившийся на российской службе в качестве наставника императора. Такая психологическая атмосфера в ближайшем окружении создавала твёрдый настрой царя на великие свершения.

Всего в годы царствования Петра в России проживало около 18 000 немцев, которые занимали важнейшие позиции в административном аппарате, в сфере образования, в промышленности, армии, при дворе и активнейшим образом содействовали проводимым императором реформам.

Немцы сыграли ключевую роль в становлении российской науки и отвечавшему стандартам того времени искусства. Особенно сильное влияние на российскую науку оказали немцы после открытия Санкт-Петербургской Академии наук в 1725 (на рубеже XVIII-XIX вв. для 71 из 111 академиков немецкий язык был родным).

Немецкие кирхи в России пользовались покровительством царя, который помогал им строиться. Считают, что Пётр I явился основателем лютеранской церкви в Санкт-Петербурге, освящённой в 1708 году во имя свв. Петра и Павла. При ней была открыта большая гимназия, в которой готовились царские служащие. Пётр позволил построить и новую каменную кирху близ лефортовского дворца в Москве, названную именами св. апостолов Петра и Павла. По словам исследователя И. М. Сегирёва, возможно даже сам Пётр положил первый камень в её основание или вложил свои средства в её строительство. Установление лютеранской церкви в Астрахани связано с особым указом Петра, изданным в 1702 году, который2 был обнародован не только в российском государстве, но и в немецких землях. Помимо старых евангелических общин, существовавших в Москве, нижнем Новгороде, Туле, Казани, а кроме того, в Архангельске, Астрахани, Санкт-Петербурге и Кронштадте, в царствование Петра Великого появились общины в Белгороде, Новопавловске, Петровске, Олонце и Тобольске. Со времён Петра началась и история отдельных сибирских лютеранских общин.

Занимаясь упорядочением деятельности государственного аппарата, Пётр I создал Синод, который вместо коллегии иностранных дел стал нести ответственность за лютеранскую, кальвинистскую и римскую церкви в России. В 1723 году Священному Синоду было поручено Петром собрать, перевести и напечатать катехизисы этих исповеданий. Царь задумывался также над созданием единой церковной организации для евангелическо-лютеранских общин во всей России. В 1711 году Пётр I назначил московского пастора Бертольда Вагеция суперинтендентом всех лютеранских общин. Вагеций первоначально создал устав для своей общины свв. Петра и Павла, затем составил церковный устав для всех без исключения существующих лютеранских общин в России. Однако из-за внутрицерковного сопротивления создание лютеранской церковной организации до смерти Вагеция (1724) так и не осуществилось. После смерти Вагеция новый суперинтендент не был назначен. Отдельные евангелические общины, лютеранские и реформатские, оставались существовать до XIX века сами по себе, без связи и без постоянного церковного правления, которое могло бы контролировать соблюдение общих интересов церкви по отношению к государству и решать спорные вопросы.

Преимущественно на немцев ориентировался Пётр и в своей брачной политике, которая призвана была способствовать укреплению государства. В результате реализации этой политики все российские императоры и императрицы, начиная с его внука Петра III, были либо немцами, либо детьми немецких принцесс (только у Александра III жена была датчанкой).

Со смертью Петра процесс позитивной интеграции немцев в Российской империи приостановился на долгие годы. Период правления Екатерины I (1725-1727; настоящее имя Марта Скавронская; воспитывалась в Мариенбурге в семье лютеранского священника Э. Глюка) и Анны Иоанновны (1730-1740; дочь царя Ивана V и П. Ф. Салтыковой, племянница Петра I) не принесли счастья ни русским, ни проживавшим в стране иноземцам. Сложная политическая обстановка при дворе, резкое торможение начинаний Петра сделали Россию куда менее привлекательной для энергичных выходцев из Европы.

Тем не менее, определённая немецкая эмиграция в Россию продолжалась вплоть до царствования возведённой на престол гвардейцами дочери Петра Елизаветы (1741-1761). Её правление называли «национальным» и «православным». Немцы, занимавшие видные государственные посты, были обвинены в государственных преступлениях и сосланы в Сибирь.

Наследником российского императорского трона после смерти Елизаветы стал внук Петра I, протестант, герцог Шлезвиг-Голштинский Карл-Пётр-Ульрих (1761-1762), привезённый в Россию и перекрещенный здесь в православие. В результате очередного переворота Пётр III был отстранён от власти и обвинён в том, что политика его была не национальна и не православна. К власти пришла жена Петра III – немка София Фредерика Аугуста, принцесса Ангальт-Цербстская – в православии императрица Екатерина II Алексеевна (1762-1796). Подобно своему предшественнику Петру, она также вошла в отечественную историю под именем Екатерина Великая.

Эта незаурядная личность смогла объединить огромное количество людей вокруг главной цели – славного будущего России. Вновь начинается расцвет наук и искусств, укрепляется дух нации. Империя уверенно раздвигает свои рубежи, вразумляя беспокойных соседей к миру. Важно было заселить, освоить, закрепить за Россией ее окраинные земли. Нужны были люди, добротный человеческий материал, производить который естественным порядком страна не успевала. Вполне закономерно, что в его поисках взор Екатерины обратился в сторону её родины – Германии.

4 декабря 1762 года она издала собственноручно подготовленный т. н. «вызывной» Манифест, которым призывала иностранцев переходить в российское подданство и заселять пустующие земли. Этот Манифест на русском, французском, немецком и английском языках Коллегия иностранных дел разослала дипломатическим агентам за границей, но манифест ожидаемого успеха не имел. 22 июля 1763 года вышел ещё один Манифест, в котором тот же призыв подкреплялся обещаниями помощи в обустройстве и щедрых льгот (свободный выбор места для поселения, освобождение от податей, налогов, воинской службы и прочих повинностей). Это «Манифест о даруемых иностранным переселенцам авантажах и привилегиях» был обнародован одновременно с «Указом об учреждении Канцелярии опекунства иностранных переселенцев».

 

МАНИФЕСТ

о дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим,
поселяться в которых Губерниях они пожелают и о дарованным им правах.

Мы, ведая пространство земель Нашей Империи, между прочего усматриваем наивыгоднейших к населению и обитанию рода человеческого полезнейших мест, до сего еще праздно остающихся, немалое число, из которых многие в недрах своих скрывают неисчерпаемое богатство разных металлов; а как лесов, рек, озер и в коммерции подлежащих морей довольно, то и к размножению многих мануфактур, фабрик и прочих заводов способность великая. Сие подало Нам причину в пользу всех Наших верноподданных издать манифест…

Всем иностранным дозволяем в Империю Нашу въезжать и селиться, где кто пожелает, во всех Наших Губерниях…

Как скоро кто из иностранных прибудет в Империю Нашу на поселение, и явится в учрежденные для оных Канцелярии опекунства, или в прочих Наших пограничных городах, то… объявя … о желании своем, имеет потом всякой учинить по вере своей и обрядам обыкновенную о подданстве Нам в верности присягу…

Но чтоб все желающие в Империи Нашей поселиться иностранные видели, сколь есть велико для пользы и выгодностей их Наше благоволение, то Мы соизволяем: 1) всем прибывшим в Империю Нашу на поселение иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам беспрепятственно, а желающим, не в городах, но особыми на порожних землях, поселиться колониями и местечками, строить церкви и колокольни…

Всем иностранным, прибывшим на поселение в Россию, учинено будет всякое вспоможение и удовольствие…

 

Важно, отмечала Екатерина, чтобы для немцев жизнь в России стала мечтой, «с представлением им более благоприятных условий для лучшей жизни, чем они имели у себя на родине».

И действительно, на широких просторах России имелось большое количество неиспользованных плодородных и незаселённых земель. Победоносные войны с Турцией в конце XVIII века значительно расширили территорию России к югу, где население было очень малочисленным. Потребовались «колонизаторы», которые, поселившись там, водворили бы в новых краях гражданственность и сделали их безопасными и полезными для государства. Чтобы освоить эти земли, Екатерина II издала 22 июля 1763 года свой исторический Манифест. Манифест был опубликован на различных европейских языках и широко рекламировался российскими представителями в Германии, Голландии, Швеции и других странах Европы. Кроме вышеприведённых, другие важнейшие положения этого Манифеста, в частности, гласили:

 

«Не должны таковые прибывшие из иностранных на поселение в Россию никаких в казну Нашу податей платить и никаких обыкновенных служеб служить».

Кто селился в необжитых землях, освобождался от налогов на срок до 30 лет, в других областях – на срок от 5 до 10 лет.

«Поселившиеся в России иностранные, во все время пребывания своего, ни в военную, ниже в гражданскую службу против воли их определены не будут».

 

Решающее значение для будущего новых подданных российских императоров имели также дополнительные распоряжения по поводу землевладения и землепользования:

  1. Все отведенные колонистам земли передавались им в неприкосновенное и наследуемое владение на вечные времена, но не как личная, а как общинная собственность каждой колонии.
  2. Эти земли нельзя было ни продавать, ни передавать без ведома и согласия вышестоящего общинного управления.
  3. Для расширения и улучшения своих хозяйств колонистам разрешалось приобретать земельные участки у частных лиц.
  4. Выделенные государством земельные наделы наследовал обычно младший сын (минорат).

Далее колонистам предоставлялось право на общинное самоуправление. Они подчинялись непосредственно Престолу, а не внутреннему управлению империи. Нельзя не упомянуть и заверение властей о том, что колонисты могли в любое время покинуть царскую империю. В отличие от крестьян в Германии и от местных крестьян, колонисты не были крепостными, они были свободны.

На вербовочные пункты явились, в основном, немцы. Причиной тому стало социально-экономическое положение Германии: в XVIII в. это отсталая сельскохозяйственная страна, население которой, в основном, крестьяне и ремесленники; тяжело зарождалась национальная буржуазия; поздно начал развиваться общенациональный язык, народ ещё говорил исключительно на диалектах; не существовало общенационального сознания и патриотизма; страна состояла из полузависимых мини-государств, что являлось национальным бедствием, тормозом культурного и экономического развития будущей германской нации, которая после длительной борьбы за нацио-нальное объединение окончательно оформилась только в 1871; только что окончилась Семилетняя война (1756-1763), по дорогам бродили тысячи солдат, потерявших службу, разорившихся ремесленников; конец XVIII в. – время интенсивного роста дворянского землевладения: внедряя систему севооборота, дворяне массами сгоняли крестьян с их земель.

Набором колонистов в Германии было первоначально поручено заниматься дипломатическим представителям России; затем в г. Любеке была учреждена должность особого комиссара, который отвечал за отправку колонистов в Россию. Непосредственно вербовкой колонистов занимались частные вызыватели (или антрепренеры), частные и казенные вербовщики.

Переманивание крестьян «вызывателями Екатерины» встретило протест со стороны немецких феодалов. Тем не менее, российские вербовщики взбудоражили Германию и возбудили в ней эмиграционную горячку.

До Екатерины II привлечения немцев в Россию не имели вида водворения. На приехавших в Россию иностранцев не смотрели как на своих подданных. Именно со времён Екатерины Великой начинается для немцев качественно новый этап их истории в России.

Манифест Александра I от 20 февраля 1804 года особо выделял «поселенцев, которые могли служить образцом в крестьянском деле и в ремесле… хороших землевладельцев, знавших толк в виноградарстве, в выращивании тутовника и других полезных растений или имевших опыт в скотоводстве, особенно в разведении овец улучшенных пород, – крестьян, обладающих необходимыми знаниями для рационального ведения хозяйства…»

В так называемой Всемилостивейшей Привилегии Павла I от 6 сентября 1800 менонитам определялись дополнительные права (освобождение от военной и гражданской службы на все времена, освобождение от присяги перед судом, свобода ремёсел и др.).

Привилегии, обещанные царём, казались людям, жившим в нужде и лишениях, особенно привлекательными. Прежде всего это касалось земли Гессен и юго-западной части Германии. Причинами широкой эмиграции послужили:

— политическое угнетение иностранными и собственными правителями,

— солдатчина (например, продажа солдат в Америку) и подати своим князьям и чужим властям,

— хозяйственная нужда, неурожаи, голодные годы (например, в Вюртемберге в 1816),

— строгие, зачастую несправедливые методы управления,

— ограничение свободы вероисповедания,

— наполеоновские войны,

— иностранная оккупация.

Делами колоний ведала Канцелярия опекунства иностранных, созданная в 1763 в Санкт-Петербурге.

В 1787 Павел I учреждает в Саратове Контору опекунства иностранных. Для того чтобы не ущемлялись этнические интересы колонистов, Контора опекунства обязывалась писать приказания, посылаемые в колонии, на немецком языке. Немецкий язык в колониях получил статус государственного. Причиной этому стало незнание колонистами русского языка, он не преподавался в немецких конфессиональных школах вплоть до 80-х годов XIX в.

Из каких основных регионов Германии переселялись в Россию люди? Из Гессена в 1763-1767 годах шла основная волна переселения на Волгу и позднее, в начале XIX века, в Причерноморье. Из Данцига и Западной Пруссии шло переселение меннонитов (1789-1804 годы), вместе с которыми селились также католики и лютеране. В 1814-1842 годах в Бессарабию переселились колонисты из Польши, ранее эмигрировавшие сюда из Пруссии и Вюртемберга.

Но наиболее крупными районами, поставлявшими эмигрантов, были юго-запад и юг Германии: Вюртемберг, Баден, Пфальц, Эльзас, Прирейнские области Гессена и примыкающая к Вюртембергу Баварская Швабия. К 1840-1870-м годам новые колонии появляются на Волыни и в Подолии, а также в Поволжье. Позже возникло множество дочерних немецких поселений на Северном Кавказе, в Оренбургской губернии, в Башкирии, Средней Азии, Сибири, Казахстане.

На Волынь немцы переселялись в три этапа (1812, 1831, 1861) из различных мест Германии и Польши. Последние же материнские колонии были образованы под Самарой на Волге.

Какими же именно путями шло переселение немцев в Россию? Плановое заселение России немецкими крестьянами началось в 1763 году и длилось до 1842 года. Некоторые колонии закладывались вплоть до 1862 года. После Семилетней войны на основании Манифеста Екатерины II началось массовое переселение немцев из Гессена, а также из прирейнских областей и Вюртемберга в Россию. Трудный путь – тогда ещё не было железных дорог и пароходов – пролегал по суше до Любека, а затем по морю до Петербурга. Дальнейший путь оттуда проходил по суше через Москву или водным путем по Волге до Саратова, где на замкнутой территории было заложено 104 поселения (1767-1773). Землю получили 6433 семейства (231тыс. человек), на государственные средства построено 4560 домов. В первую очередь обеспечивались семейные люди.

Вторая большая эмиграционная волна шла из Данцига – Западной Пруссии в 1789, затем повторно в 1803 году. Это были менониты. Их путь пролегал через Ригу в Причерноморские края, в Хортицу и на реку Молочная.

В 1804 году и 1816-1817 годах вплоть до 1842 года шло наиболее интенсивное переселение немцев из Вюртемберга. Путь на этот раз проходил из города Ульма вниз по Дунаю, через Подолию, на земли близ города Одессы, в Бессарабию, в Крым и на Южный Кавказ.

Переселенцы из Пфальца, Эльзаса и северной части земли Баден прибыли в 1809-1810 годах. Их дороги вели в основном через Польшу и Подолию в Одесскую область, где возникло много больших католических сёл. Зачастую переселенцы давали своим колониям имена тех мест, которые они оставили на старой родине, например Штутгарт, Карлсруэ, Маннгейм, Зельц, Штрасбург, Тиге, Тигенхаген, Альтонау, Лихтенау, Орлофф, Базель, Дармштадт, Мариенталь, Розенберг, Рейнгардт). Всего в причерноморских областях, в Бессарабии и на Южном Кавказе была основана 181 материнская колония.

В 1763-1768 годах в Поволжье поселилось около 8000 семей общим числом в 27 000 душ. На горной стороне (правый берег Волги) было основано 45 колоний и на луговой стороне (левый берег Волги) 57 колоний (суровые испытания первых лет жизни на новом месте выдержали 105 колоний). В это же время возникают сельские поселения немцев вокруг Петербурга и Беловежья (к северу от Киева), в Черниговской, Воронежской и Лифляндской губерниях, в том числе поселение Рибендорф.

Немцы Поволжья в своем большинстве являются выходцами из Гессена, но есть среди них и выходцы из Пфальца и Вюртемберга. Волынские немцы являются в основном носителями нижненемецких диалектов и происходят в своём большинстве из северной части Германии – из районов Вислы и Померании. Есть среди них выходцы из центральной Германии, прошедшие через Силезию и Польшу, и южные немцы (швабы), переселившиеся в Россию через центральную часть Польши. По происхождению немцы Волыни являются северными немцами, по вероисповеданию – протестантами. В то время как немцы в Поволжье и Причерноморье жили большими компактными селениями, волынские немцы в большинстве своём селились рассеянно, по хуторам. Это осложняло совместную общинную жизнь. В советское время хутора были «упразднены» и образованы усадьбы колхозов

С 1789 и вплоть до 1823 года царские власти организуют заселение малороссийских земель. Наряду с немецкими в Крыму, в Закавказье и Бессарабии появляется большое количество греческих, болгарских и еврейских колоний.

Первой большой группой, поселившейся в Причерноморье, были менониты из районов близ Данцига. После улучшения условий заселения в 1789 году они основали известный район Хортица южнее Екатеринослава (Днепропетровск). Вскоре после этого (1803) часть менонитов из Хортицы вместе с вновь прибывшими из Данцига и Эльбингена поселились непосредственно в Таврии у реки Молочной. Здесь возникли самые крупные менонитские селения – Гальбштадтский (или Молочанский) край. По указу Александра I от 20 февраля 1804 года в Германии вновь началась вербовка, но уже по строгим имущественным критериям. Требовалось наличие определенного имущественного ценза. Большой успех эта кампания имела в юго-западной и южных областях Германии. В Херсонской и Екатеринославской губерниях, в Бессарабии, в Крыму и на Южном Кавказе (1817) на выделенных землях были заложены большие замкнутые поселения немцев.

По вероисповеданию немецкое население Причерноморья состояло (данные уже 1914 года) из следующих групп:

протестанты — 246 280, т. е. 45%,

католики — 195 640, т. е. 35,8%,

менониты — 104 370, т. е. 19,2%.

Кроме того, существовали немецкие поселения на Кавказе, а также основанные позднее поселения южнее Урала и в Западной Сибири.

Если подвести некоторые итого вышесказанному, то получается следующая картина. Переселение из Германии, Голландии и других стран осуществлялось с небольшими перерывами до середины XIX века. В 1764-1770 годах было создано 117 колоний: в Саратовской губернии – 46, Самарской – 56 и т. д. В 1800-1850 годах основано ещё 218 поселений. В 60-х годах XIX века в России насчитывалось 513 немецких колоний, общий земельный фонд составлял 5 млн. десятин; более 2 млн. находилось в частной собственности или использовалось на правах долгосрочной аренды.

Даже когда немцы в Россию почти не переселялись, удельный вес немецкого населения продолжал расти. Свою роль в этом сыграли и привилегированные условия, в которых находились колонисты (большие земельные наделы, налоговые льготы, отсутствие до 70-х годов XIX века рекрутской повинности). Кроме того, среди немцев не получали большого развития ассимиляционные процессы.

Перенаселённость немецких колоний, сопровождавшаяся нехваткой земли, вызывала продвижение немецкого населения в другие регионы России и образование дочерних колоний. Этому способствовала система наследования, при которой младший сын наследовал усадьбу, многодетность семей немецких колонистов и существование привилегии при покупке земли. Первоначально дочерние колонии образовывались рядом с основными колониями в Поволжье, Причерноморье.

В 1817-1818 годах появились первые немецкие переселенцы в Закавказье. В Западном Азербайджане и Восточной Грузии образовались швабские «хилиастические поселения». Переселившиеся на Кавказ швабы ожидали конца света и наступления тысячелетнего царства Божия. Швабские колонии на Кавказе сыграли важную роль в экономическом развитии Южного Кавказа.

К концу XIX века колонии существовали на Северном Кавказе, Урале, Сибири, Казахстане и Средней Азии. Последние дочерние немецкие колонии в России были основаны в 1927-1928 годах (уже при советской власти) на Амуре.

Таким образом, в Поволжье возникло 440, в Причерноморье около 1800, в Сибири 500 дочерних колоний, так что в 1940 году в целом существовало 3500 немецких селений, не считая Прибалтики.

Если переселенцы-колонисты сосредоточивались в сфере сельского хозяйства, внедряя новые для России технологии и поднимая пустующие земли, то другая линия немецкой иммиграции – прибалтийские дворяне – прибывала в городскую среду. Образовалась довольно многочисленная группа так называемых городских немцев, пополнявших армию, флот, административный аппарат империи, ряды российской интеллигенции. Городское население российских немцев охватывало 50 городов с долей немецкого населения от 500 до 5000 человек. В Одессе их было до 12 000, в Москве до 20 000 и в Петербурге до 42 000 человек (данные 1905 года).

Российские немцы выдвинули из своей среды плеяду выдающихся государственных деятелей, учёных, предпринимателей. Военачальники, мореплаватели, учителя и строители с немецкими фамилиями плечом к плечу с представителями других народов России укрепляли ее могущество. Больше века после смерти Екатерины они были свободны вносить свой вклад в становление и развитие Российского государства и благодарно пользовались этой возможностью. В первую очередь именно плановое переселение немцев из Германии в Россию при Екатерине II (1762-1796), Павле I (1796-1801) и Александре I (1801-1825) породило тот пласт немцев России, от которых ведут свою родословную большинство современных российских немцев.

Уже в 1841 году только на Юге России существовало 286 колоний, население которых составляло 158,3 тыс. человек. В колониях насчитывалось 169 храмов и молитвенных домов, 189 школ. Все дети в обязательном порядке проходили школьный курс.

Согласно переписи населения 1879 года, 165600 немцев проживало в прибалтийский губерниях России; в Самарской и Саратовской – 395800 человек; в Царстве Польском – 407700 человек; в Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерниях – 377800 человек; в Волынской губернии – 171300 человек. Много немцев проживало в Финляндии, входившей тогда в состав Российской империи, в Закавказье, Бессарабии, а также в Санкт-Петербургской, Ставропольской губерниях и в белорусско-литовском регионе.

К началу XX века немцы, таким образом, по численности занимали в стране девятое место. Немецкое поселение империи насчитывало 1800000 человек.

Численность немецкого населения России продолжала быстро расти: к 1908 году она составила уже 2 млн. 70 тысяч человек. Подавляющее большинство немцев проживало в сельской местности и было занято сельскохозяйственным трудом. В южных регионах России возникли крупные немецкие хозяйства, занимавшие важное место в экономике этих территорий.

Вместе с передовыми силами тогдашней России немцы делали многое для всестороннего ее прогресса. Они делами своими составили немало блистательных страниц государства Российского.

* * *

Среди российских политиков и интеллигенции второй половины XIX в. параллельно с ростом панславизма стала возрастать неприязнь ко всему немецкому, в том числе к немцам в России. Их привилегии и хозяйственные успехи вызывали зависть, а колонии воспринимались как инородные тела, таившие опасности в будущем. Франко-прусская война и образование Германской империи послужили толчком к отмене в 1871 данных при поселении «на вечные времена» прав и привилегий. В этом году специальным законом немецкие колонисты получили статус поселян-собственников и приравнялись в судебном и административном отношении к освобожденным от крепостной зависимости русским крестьянам. В 1874 году на немцев была распространена всеобщая воинская повинность.

Только меннонитам, придерживавшимся принципа безоружности, после долгих переговоров было разрешено заменять воинскую службу работой в лесничествах. Военнообязанные меннониты с большим размахом закладывали лесные массивы, лесопитомники и образцовые фруктовые сады. Во время первой мировой войны они служили санитарами.

Естественным следствием ограничений в правах и ухудшения социально-экономического положения немецких колонистов явилось начало реэмиграционных процессов. С конца XIX века немцы России начинают уезжать из страны. В XX веке этот процесс продолжился.

Реэмиграция российских немцев наряду с меннонитами в 70-е годы XIX века происходила также под угрозой ликвидации самоуправления колоний и русификации образования. Граф Тотлебен, определяя причины выселения немцев из колоний, писал о боязни населения колоний насильственной русификации: «Поскольку должностными и частными лицами распространяются слухи о предстоящей русификации колоний, население которых опасается введения в школах обязательного преподавания всех предметов на русском языке и соединения русских и немецких колоний в одну волость». Существовали и чисто экономические причины, толкавшие немцев к выезду из страны, – ухудшение материального положения, вызванное обезземеливанием ряда колонистов, и значительная социальная дифференциация в их среде. В конце XIX – начале XX века немцы начали переселяться в Сибирь, но существенно большая их часть эмигрировала в Америку. До 1912 года в Северную и Южную Америку выехало около 300 000 немцев.

* * *

В начале ХХ века война, от которой немцы когда-то уходили из Германии в Россию, догнала их. То, что она была развязана Германией, сказалось на отношении к немцам в Российской империи. Политические интересы поменяли отношения к немцам, гражданам России. И хотя в составе русской армии героически сражались не только тысячи немецких офицеров, но и целые немецкие полки (в царской армии служило около 300 000 немцев), хотя каждый третий Георгиевский крест вручался воину-немцу, клеймо врага пало на весь народ российских немцев. Началось «закручивание гаек». Российские немцы стали в очередной раз разменной картой в руках российских «политиков» в борьбе за власть.

Ненависть ко всему немецкому достигла нового апогея. В общественных местах не разрешалось говорить по-немецки, проповедь на немецком языке была запрещена, общественные собрания немцев (более 3 человек) объявили нелегальными и так далее. В Москве эта травля привела к немецкому погрому 27 мая 1915 года. Особенно большим ударом были так называемые Законы о ликвидации землевладения и землепользования от 2 февраля и 13 декабря 1915 года. Эти законы требовали экспроприации недвижимого имущества у всех немцев, живущих в полосе шириной 150 км восточнее западной границы России и у Черного моря, и насильственного выселения немцев из этой зоны. Осуществить их удалось только на Волыни. Ровно 200 000 полностью разорённых волынских немцев отправились в Сибирь. Многие из них погибли в пути, длившемся несколько месяцев.

Упомянутые законы должны были вступить в силу во всех областях до Урала. Из-за Февральской буржуазной революции 1917 года действием этих законов оказались охвачены «только» немцы Волыни.

Право стало инструментом уничтожения людей по этническому признаку. Официальная российская власть открыто национальную принадлежность человека делает признаком к уголовно-наказуемому преследованию на базе государственного законодательства. Готовятся и принимаются уголовные законы, которые дают возможность по национальному признаку лишать граждан страны жизни и имущества. Вот некоторые из них.

 

ВЫСОЧАЙШЕЕ ПОВЕЛЕНИЕ,

предложенное Правительствующему Сенату Министром Юстиции, ст.1278

Об утверждении Положения об Особом Комитете по борьбе с немецким засильем.

 

Министр Юстиции, 10 июня 1916 года, предложил Правительствующему Сенату, для распубликования, препровожденное Управляющим делами Совета Министров, удостоившееся собственноручного Его Императорского Величества утверждения, в 1 день июня 1916 года, Положение об Особом Комитете по борьбе с немецким засильем.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано: «БЫТЬ ПО СЕМУ».

В царской Ставке.

1 июня 1916 года.

Скрепил: Председатель Совета Министров Б. Штюрмер.

 

ПОЛОЖЕНИЕ

Об Особом Комитете по борьбе с немецким засильем

 

  1. Для объединения, согласования и руководящего направления деятельности правительственных и общественных учреждений и должностных лиц по осуществлению как действующих, так и могущих последовать узаконений и распоряжений Правительства, ограничивающих права неприятельских подданных и выходцев, а также для соображения и обсуждения предположений о мероприятиях по освобождению страны от немецкого влияния во всех областях народной жизни Государства Российского, учреждается Особый Комитет

Подписал: Председатель Совета Министров Штюрмер

 

ПОЛОЖЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ

о воспрещении преподавания на немецком языке. Ст. 1882

 

Совет Министров особым журналом от 12 июля 1916 г. положил:

  1. На основании статьи 87 Основных Государственных законов (Св. Зак., т. I, ч. I, изд. 1906 г.), во изменение и дополнение подлежащих узаконений, постановить: Во всех учебных заведениях, не исключая частных и содержимым евангелическо-лютеранскими приходами, воспрещается повсеместно в Империи, начиная с 1916-1917 учебного года, преподавание на немецком языке, с изъятием из сего правила преподавания Закона Божия тем лицам евангелическо-лютеранского исповедания, для которых немецкий язык является природным, и собственно немецкого языка.
  2. Предоставить Министру Народного Просвещения распорядиться введением преподавания на русском языке на богословском факультете Императорского Юрьевского университета, с допущением изъятия из сего правила в отношении преподавания практического богословия

 

Государь Император, в 18 день Августа 1916 г., на изъясненное положение Совета Министров Высочайше утвердить соизволил.

 

ЗАКОН

о распространении на некоторые местности Империи действия ограничительных в отношении землевладения и землепользования неприятельских выходцев узаконений (ст. 207).

Совет Министров полагал:

На основании статьи 87 Основных Государственных Законов (Св. Зак., т. I, ч. I, изд. 1906 г.):I. Статью I Высочайше утвержденного, 2 февраля 1915 года, положения Совета Министров о прекращении землевладения и землепользования австрийских, венгерских или германских выходцев в приграничных местностях (Собр. узак., ст. 351), в изложении Высочайше утвержденного, 13 декабря 1915 года, положения Совета Министров (Собр. узак., ст. 2749), заменить нижеследующей статьей:

  1. Русским подданным из германских, австрийских или венгерских выходцев предоставляется, в установленный настоящими правилами срок, отчудить по добровольным соглашениям свои недвижимые имущества, находящиеся, вне городских поселений, в губерниях Петроградской, Новгородской, Псковской, Витебской, Эстляндской, Лифляндской, Курляндской, Ковенской, Гродненской, Виленской, Минской, Сувалкской, Ломжинской, Плоцкой, Варшавской, Калишской, Петроковской, Келецкой, Радомской, Люблинской, Холмской, Киевской, Волынской, Подольской, Бессарабской, Херсонской, Таврической, Екатеринославской, Харьковской, Самарской, Саратовской, Оренбургской и Уфимской, в области войска Донского, во всех местностях Кавказского края, Великого Княжества Финляндского и Приамурского генерал-губернаторства, в областях Акмолинской и Семипалатинской, в Актюбинском и Кустанайском уездах Тургайской области, в Ишимском и Тюкалинском уездах Тобольской губернии и в Барнаульском, Змеиногорском, Каинском и Томском уездах Томской губернии, а также в пределах земель Астраханского, Оренбургского и Сибирского казачьих войск. Внегородские имущества, подлежащие действию настоящих правил, не отчужденные в предоставленный для сего срок по добровольным соглашениям с лицами, имеющими право приобретения таковых имуществ, продаются с публичного торга…

 

Государь Император в 6 день февраля 1917 года изъясненное положение Совета Министров Высочайше утвердить соизволил.

 

Запылали антинемецкие настроения, прокатилась волна немецких погромов. В газетах раздавались истерические требования начать борьбу с «внутренним врагом». Под нажимом квасных патриотов был разработан проект царского указа о депортации российских немцев за Урал. Однако подпись под ним так и не появилась: помешала революция. История немцев в России совершила крутой поворот. Так обозначилась первая депортация немцев на законодательной основе, которой не суждено было сбыться по политическим мотивам. Грянула Великая Октябрьская Социалистическая Революция.

* * *

Российские немцы были и среди тех, кто участвовал в революции 1917 года.

Восстанием на крейсере «Очаков», например, руководил Николай Шмидт, участником Первой русской революции был большевик Николай Бауман. Широко известно имя уроженца Поволжья Эмануила Квиринга, секретаря большевистской фракции в 4-й Государственной думе и одного из первых сотрудников ленинской «Правды». После Октябрьской революции Квиринг работал в ЦК Компартии Украины, был заместителем председателя ВСНХ и Госплана СССР. В Петербурге вели революционную деятельность Людвиг Мартене, член «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», впоследствии первый официальный представитель Советского правительства в США, и Василий Шмидт, в 1920-е годы занимавший посты наркома труда и заместителя председателя Совнаркома.

Само собой разумеется, что немцы были среди участников гражданской войны по ту и другую стороны.

В марте 1918 года в Саратове создаётся Комиссариат по немецким делам. В апреле проходит I съезд Советов немецких колоний, на котором провозглашается Трудовая коммуна немцев Поволжья. 19 октября 1918 года В. И. Ленин подписал декрет о создании на территории бывших колоний Трудовой коммуны (Автономной области) немцев Поволжья. Поначалу ее центром был Марксштадт (до революции Екатериненштадт, ныне Маркс), а затем Покровск (с 1933 года Энгельс).

Декрет Совета народных комиссаров РСФСР

О создании Области немцев Поволжья

 

В целях укрепления борьбы за социальное освобождение немецких рабочих и немецкой бедноты Поволжья, развивая принципы, положенные в основу устава Поволжского комиссариата по немецким делам, утвержденного 29 мая с. г. постановления Совнаркома от 26 июля с. г., а также в согласии с единодушно высказанными пожеланиями I съезда Совдепов немецких колоний Поволжья, Совет Народных Комиссаров постановляет:

  1. Местности, заселенные немцами-колонистами Поволжья и выделившиеся, согласно устава Поволжского комиссариата, в уездные Совдепы, образовывают в порядке ст. 11 Основного Закона РСФСР областное объединение с характером трудовой коммуны, в состав которого входят соответствующие части территорий уездов Камышинского и Аткарского Саратовской губернии и Новоузенского и Николаевского Самарской губернии.
  2. Вся власть на местах в пределах, указанных ст. 61 Основного Закона, в объединенной согласно п. 1 территории, принадлежит исполнительному комитету, избранному съездом Совдепов немецких колоний Поволжья, и местными Советами немецких рабочих и немецкой бедноты.

Совет Народных Комиссаров выражает уверенность, что при условии проведения в жизнь этих положений, борьба за социальное освобождение немецких рабочих и немецкой бедноты в Поволжье не создаст национальной розни, а наоборот, послужит сближению немецких и русских трудовых масс России, единение которых — залог их победы и успехов в международной пролетарской революции.

Председатель Совета Народных Комиссаров

В. Ульянов-Ленин

Секретарь Совета Народных Комиссаров

Л. Фотиева

19 октября 1918 г., Москва, Кремль

 

В 1924 году Автономная область немцев Поволжья преобразовывается в автономную республику в составе РСФСР. Немецкое национальное меньшинство в России после установления советской власти, несмотря на разруху гражданской войны и голод 1921-1924 годов, ещё раз пережило короткий и бурный подъём.

ДЕКРЕТ

Всероссийского Центрального Исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров

об Автономной Социалистической Советской Республике Немцев Поволжья

 

Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров постановляет:

  1. Преобразовать Автономную Область Немцев Поволжья в Автономную Социалистическую Советскую Республику Немцев Поволжья, как федеративную часть Российской Социалистической Федеративной Советской Республики в пределах ныне существующих границ названной области…

20 февраля 1924 г.

И. В. Сталин, Генеральный секретарь ЦК КПСС

 

По данным переписи 1939 года, на территории АССР проживали 605,5 тысячи человек. 66,4 процента населения составляли немцы. К концу 1930-х годов Республика Немцев Поволжья стала регионом передового сельского хозяйства и быстро развивающейся промышленности. По интенсивности внедрения новой агротехники она занимала одно из первых мест в СССР. К 1937 году уровень механизации сельскохозяйственных работ в республике достиг 83 процентов. Из года в год повышалась урожайность полей.

Вместе с экономическим ростом и изменениями в структуре народного хозяйства республики начался и культурный подъем. Республика немцев Поволжья, которую официальные публикации часто называли «сталинским цветущим садом», была первой советской республикой, ликвидировавшей неграмотность. В 1918-1919 годах здесь существовало 236 земских школ, а в 1921 году – 317 школ первой ступени и 23 школы второй ступени, кроме того ряд других учебных заведений. Здесь насчитывалось 11 техникумов, 5 высших учебных заведений, 3 рабочих факультета (до революции на территории немецких колоний Поволжья не было ни одного высшего учебного заведения), 20 Домов культуры, существовали Немецкий Национальный и Детский театры. В республике издавалось более двадцати местных и пять областных газет. Только за период между 1933 и 1935 годами вышло 555 наименований немецких книг общим числом около трех миллионов экземпляров. Росла и набирала силу национальная литература. Её лучшие представители участвовали в Первом съезде советских писателей.

АССР Немцев Поволжья была центром притяжения для политэмигрантов из Веймарской республики и сменившего её германского рейха, из Австрии, поглощённой им в конце 1930-х годов.

В 1930-е годы в республике немцев Поволжья жили и работали Эрвин Пискатор, Максим Валентин, Бернхард Райх и другие крупные представители антифашистской культуры, эмигрировавшие в СССР.

Наряду с автономной республикой, где жила примерно одна треть немецкого населения СССР, советские немцы имели до войны и ряд национальных районов. На Украине, в Сибири и других регионах действовали немецкие школы, выходили газеты, журналы и книги на немецком языке.

Сама республика обладала всеми признаками национального образования (две трети жителей были немцы), это был центр, где готовили специалистов для немецких национальных групп в других областях СССР. Повсюду в Советском Союзе, где были замкнутые немецкие поселения, за ними признавались права культурной и административной автономии (преподавание в школах на немецком языке, немецкий язык в органах управления и в судопроизводстве). В Российской Советской Федеративной Социалистической Республике (РСФСР) насчитывалось 6 немецких районов (округов) и 414 немецких школ. На Украине одно время существовало 9 немецких районов (Спартаковский и 628 школ с преподаванием на немецком языке. Но уже к началу 1938-1939 учебного года все школы за пределами территории Республики немцев Поволжья были переведены на русский или украинский язык, а в 1939 году были упразднены немецкие районы. Еще в 1929-1931 годах были закрыты церкви, богослужения запрещены, а большинство священников и служителей церкви арестованы и сосланы. Немцы, таким образом, оказались лишенными всех прав национальных меньшинств, ещё до начала германо-советской войны было положено начало русификации. Трудолюбие и достижения российских немцев были общепризнанными и упоминались с похвалой. Проблем в отношении добрососедства с другими национальными группами не было. Но положение немцев СССР начало радикально меняться с приближением второй мировой войны. Уже в 1934 году 15 000 немецких и польских семей (45 000 человек, в основном немцы) были депортированы из западных районов Украины в Казахстан и переданы НКВД. Здесь они считались «трудпоселенцами», в действительности же были ссыльными. «Переселённый контингент… имеет право свободного передвижения лишь в районе поселения, покидать места поселения запрещается».

* * *

Культ личности Сталина и связанные с ним нарушения законности стали причиной многолетней трагедии российских немцев. Тяжело пострадало немецкое Поволжье от принудительной коллективизации, изъятия зерна и последовавшего голода.

До 1942 года трудности немцев нельзя было сравнить даже с осложнившимися на фоне общего обнищания условиями жизни других национальных меньшинств. Преследования по отношению к немцам были жёстче. В 1921-1924 и в 1932-1933 годах впервые за всю историю среди российских немцев разразился голод. Смерть нанесла глубокие раны, унося жизни в первую очередь детей и мужчин. В результате мировой войны, гражданской войны и голода число немцев сократилось с 1 621 000 (1914) до 1 238 500 (1924).

В ходе коллективизации и так называемого раскулачивания в 1929-1930 годах мужчины-колонисты в первую очередь были депортированы на Крайний Север и в Сибирь, откуда они ничего не могли сообщить о себе своим семьям. Особенно жестоко ударили по немцам массовые репрессии 1937-1938 годов. Количество арестов на каждое селение планировалось сверху, русские и украинские партийные работники предпочитали жертвовать гражданами немецкого происхождения, нежели своими земляками.

Немцы в среднем были более состоятельны и лучше образованы, чем местное население, что усугубляло преследования. У многих были родственники за границей (в Германии, США, Канаде). Иногда одно единственное письмо оттуда («связь с заграницей», «шпионаж») становилось причиной ареста. Германская поддержка Франко во время гражданской войны в Испании (1936-1939) содействовала дополнительным антинемецким настроениям в Советском Союзе.

Есть сведения, что в некоторых местах проживания немецкого населения в 1937-1938 годах было депортировано до 48% всех мужчин старше 20 лет. Безотцовщина среди немцев в то время превышала общий уровень соответствующих данных после второй мировой войны. Последняя волна арестов и расстрелов среди немцев пришлась па первые месяцы после германского нападения (22.06.1941) на СССР, когда первоначальные большие потери Красной Армии провоцировали поиск «виновных».

Редко кто возвращался из ссылки. В небольшом городке Копейске на Южном Урале, например, лишь трое из 132 арестованных вернулись домой. Для немецких детей здесь стало непривычным иметь в доме отца. В селах Грюнфельд и Бергталь (Киргизия), общим числом 60 дворов, было арестовано более 40 мужчин старше 20 лет, на свободе осталось меньше двадцати. В поселке Тельман (район Молотовабад Душанбинской области), насчитывавшем 58 дворов, под арест ушли 29 мужчин (пятеро из них после начала войны) и 4 женщины. В1942 году еще 37 мужчин взяли в «трудармию» на каторжные работы. Только 12 мужчин пережили военное время. Количество немецкого населения в обеих областях проживания резко сократилось. По данным переписи населения 1926 года в Поволжье проживало лишь 379 630 немцев против 650 000 в 1914 году. Для Причерноморья эти цифры составляли соответственно 355 000 и 650 000.

С введением колхозов, раскулачиванием и обобществлением земель в сёлах с прежде однородным (немецким) населением начался процесс этнического смешения. Изменился и внешний облик села. Снесены были животноводческие постройки, дома стали короче. Появились длинные коровники и конюшни, принадлежавшие уже колхозу, а не отдельному крестьянину. Длинные и высокие соломенные скирды исчезли из крестьянских дворов.

Вместо красивых каменных зданий стали строить глиняные «мазанки», особенно по окраинам села. Каменные стены и ограждения, которые ранее так старательно обновлялись, пришли в негодность. Коллектив одержал верх над индивидуумом. От былого великолепия колонистских поселков в едва узнаваемых деревнях не осталось и следа.

В обстановке растущей подозрительности и шпиономании ещё перед войной были ликвидированы немецкие национальные районы, закрыта центральная газета на немецком языке «Дойче центральцайтунг», выходившая с 1926 по 1939 в Москве, прекращено преподавание на немецком языке во всех регионах, кроме АССР Немцев Поволжья. Жертвами произвола стали многие партийные, советские, профсоюзные, хозяйственные руководители, деятели литературы и искусства немецкой национальности.

* * *

С первых же дней Великой Отечественной войны советские немцы встали в ряды защитников социалистической Родины. Расчет гитлеровцев на то, что и в СССР им удастся превратить немецкое национальное меньшинство в свою «пятую колонну», провалился.

Тысячи немцев были угнаны, некоторые ушли добровольно в Германию с отступавшими под ударами советских войск подразделениями вермахта. Часть перемещенных лиц осталась на Западе, прежде всего в ФРГ, на постоянное жительство. Так впоследствии возникла проблема воссоединения семей.

Среди тех, кто сегодня анализирует проблемы советских немцев, есть люди, которые считают, что выселение немцев из всей европейской части СССР в глубинные районы страны было необходимой профилактической мерой, забывая, что оно было осуществлено не в рамках эвакуации, как это сплошь и рядом случалось с жителями областей, которым грозила фашистская оккупация, а под фальшивым предлогом сотрудничества советских немцев с врагом. Никакими «высшими соображениями» нельзя оправдать тяжелые, абсолютно беспочвенные обвинения в пособничестве гитлеровской Германии, выдвинутые против немцев Поволжья в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья

По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселенных немцами Поволжья. О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев Поволжья никто из немцев, проживающих в районах Поволжья, советским властям не сообщал, следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде врагов советского народа и Советской власти. В случае, если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке из Германии немецкими диверсантами и шпионами в республике немцев Поволжья и прилегающих районах и случится кровопролитие, Советское правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья. Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы…

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

М. Калинин.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

А. Горкин.

Москва, Кремль 28 августа 1941 года

 

Во исполнение указа тысячи поволжских немцев были в срочном административном порядке переселены в восточную часть страны. Немреспублика перестала существовать.

Вслед за августовским указом в сентябре-октябре 1941 года Государственный комитет обороны издает ряд постановлений о депортации немцев из других регионов Европейской части России. В считанные дни НКВД перебросил многие сотни тысяч советских немцев в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию. Практически все имущество, дома, домашняя утварь были конфискованы: брать с собой разрешалось только то, что могли унести в руках. На новом месте людей зачастую выгружали из эшелонов в голую степь. В первую же зиму смерть унесла множество детей и стариков…

Вышел приказ и об отчислении граждан немецкой национальности из действующей армии. Исключения, правда, делались, но лишь для немногих. По существу было выражено политическое недоверие всему немецкому населению Советского Союза. Указ от 28 августа 1941 года и последовавшие за ним репрессивные меры против советских немцев представляли собой грубое нарушение элементарных прав человека.

Советские немцы не винили в своих бедах социалистическую родину и верили, что рано или поздно справедливость восторжествует. Многие из них были мобилизованы в трудармию. Где бы им ни приходилось работать в годы войны – на стройках, в колхозах, лесхозах или на шахтах, – всюду они трудились самоотверженно, стремясь приблизить долгожданную победу. В фонд обороны поступали сотни тысяч рублей, собранных немцами-трудармейцами.

Известны случаи, когда немцы-трудармейцы с риском для жизни убегали на фронт и воевали под чужим именем.

* * *

В конечном итоге вторая мировая война нанесла немецкому национальному меньшинству как замкнутой этнической группе смертельный удар. Первыми «переселили» в Среднюю Азию 45 000 крымских немцев – в кратчайшие сроки (начиная с июля 1941 года). В печально известном Указе Президиума Верховного Совета СССР 1941 года о «выселении» немцев из Поволжья советские немцы обвинялись в активной поддержке германских войск. 340 000 волжских немцев были размещены в вагоны для перевозки скота и в нечеловеческих условиях отправлены в Сибирь. Мужчин отделили от семей. Старики, дети и больные погибали. В октябре 1941 года последовало перемещение кавказских немцев, в марте 1942 года – немцев из Ленинграда. Всего было депортировано 800 000 немцев, более 400 000 уже находилось вольно или невольно в азиатской части СССР. Женщины и дети определялись на убогие временные пристанища и были подчинены строгому надзору органов государственной безопасности (спецкомендатуры). С мужчинами в возрасте от 15 до 60 лет и женщинами, у которых не было детей до трёх лет, призванными в трудармию, обращались как с предателями родины.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ

(ГКО № 1123 с.с.)

О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет

В целях рационального использования немцев-переселенцев мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, Государственный Комитет Обороны постановляет:

  1. Всех немцев мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, годных к физическому труду, выселенных в Новосибирскую и Омскую области, Красноярский и Алтайский края и Казахскую ССР, мобилизовать в количестве до 120 тысяч в рабочие колонны на все время войны.

10 января 1942 г. Москва, Кремль

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ

(ГКО № 2383 с.с.)

О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР

В дополнение к постановлениям ГКО № 1123 с.с. от 10 января 1942 года и № 1281 с.с. от 14 февраля 1942 года Государственный Комитет Обороны постановляет:

  1. Дополнительно мобилизовать в рабочие колонны на все время войны всех немцев мужчин в возрасте 15—16 лет и 51—55 лет включительно, годных к физическому труду, как переселенных из центральных областей СССР и республики Немцев Поволжья в пределы Казахской ССР и восточных областей РСФСР, так и проживающих в других областях, краях и республиках Советского Союза.
  2. Одновременно провести мобилизацию в рабочие колонны на все время войны также женщин-немок в возрасте от 16 до 45 лет включительно.

Освободить от мобилизации женщин-немок беременных и имеющих детей в возрасте до 3-х лет.

  1. Имеющиеся дети старше 3-летнего возраста передаются на воспитание остальным членам данной семьи. При отсутствии других членов семьи, кроме мобилизуемых, дети передаются на воспитание ближайшим родственникам или немецким колхозам. Обязать местные Советы депутатов трудящихся принять меры к устройству остающихся без родителей детей мобилизуемых немцев.
  2. Проведение мобилизации немцев возложить на НКО и НКВД с привлечением местных органов Советской власти. К мобилизации немцев приступить немедленно и закончить в месячный срок.
  3. Установить уголовную ответственность немцев как за неявку по мобилизации на призывные или сборные пункты, так и за самовольное оставление работы или дезертирство из рабочих колонн…

7 октября 1942 г., Москва, Кремль

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин.

«Трудармия» представляла собой в действительности лагеря для принудительных работ, окруженные высоким колючим забором с вооруженной охраной.

Условия, в которых должны были жить и работать трудармейцы, по жестокости не уступали образу жизни в колонии уголовников. По пути на работу их сопровождал солдатский конвой, имевший приказ стрелять при малейшем подозрении. В самом лагере царил произвол начальства. Слово «Фриц» в значении «враг» или «фашист» было в обиходе не только у малообразованных подчиненных, но и у руководящего персонала на рабочем месте. В нищете, унижении, тесноте лагерей огромное число трудармейцев умерло от голода и отчаяния, холода и непосильной работы.

Ситуация усугублялась тем, что мужчины и женщины детородного возраста были разделены по половому признаку на протяжении более 10 лет (мужчины оставались в труд армии до начала 1950-х.); соответственно, все эти годы дети не рождались. Это нарушило процесс нормального воспроизводства этноса, образовав брешь между поколениями.

Несмотря на то, что всю войну советские немцы своим самоотверженным трудом укрепляли обороноспособность страны, вместе с другими советскими гражданами ковали её победу, и после 1945 года они остались «врагами», «пятой колонной». Лагеря трудармейцев были упразднены лишь спустя несколько лет после окончания войны.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР

О правовом положении спецпереселенцев

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

  1. Спецпереселенцы пользуются всеми правами граждан СССР, за исключением ограничений, предусмотренных настоящим Постановлением.
  2. Все трудоспособные спецпереселенцы обязаны заниматься общественно-полезным трудом.

В этих целях местные Советы депутатов трудящихся по согласованию с органами НКВД организуют трудовое устройство спецпереселенцев в сельском хозяйстве, в промышленных предприятиях, на стройках, хозяйственно-кооперативных организациях и учреждениях.

За нарушение трудовой дисциплины спецпереселенцы привлекаются к ответственности в соответствии с существующими законами.

  1. Спецпереселенцы не имеют права без разрешения коменданта спецкомендатуры НКВД отлучаться за пределы района расселения, обслуживаемого данной спецкомендатурой.

Самовольная отлучка за пределы района расселения, обслуживаемого спецкомендатурой, рассматривается, как побег и влечет за собой ответственность в уголовном порядке.

  1. Спецпереселенцы – главы семей или лица, их заменяющие, обязаны в 3-дневный срок сообщать в спецкомендатуру НКВД о всех изменениях, происшедших в составе семьи (рождение ребенка, смерть члена семьи, побег и т. д.).
  2. Спецпереселенцы обязаны строго соблюдать установленный для них режим и общественный порядок в местах поселения и подчиняться всем распоряжениям спецкомендатуры НКВД. За нарушение режима и общественного порядка в местах поселения спецпереселенцы подвергаются административному взысканию в виде штрафа до 100 рублей или ареста до 5 суток.

8 января 1945 г., Москва, Кремль

Зам. Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР В. Молотов

Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров СССР Я. Чадаев

Этой трагической судьбы удалось избежать на какое-то время той части немцев, которая в условиях быстрого продвижения германских войск попала под немецкую и румынскую оккупацию. В 1943-1944 годах 350 000 немцев Причерноморья из областей между Днепром и Днестром было переселено в районы реки Варты, а оттуда частично в Германию. Почти все они добровольно приняли немецкое гражданство.

С вступлением Красной Армии в Германию 250 000 российских немцев из Вартегау были депортированы в СССР, где из-за «измены социалистической родине» их приговорили к пожизненной ссылке и принудительным работам. К ним, как к «изменникам», относились ещё более сурово, чем к немцам, депортированным в 1941 году. Для них тоже была введена спецкомендатура, где они, как сосланные, должны были регулярно отмечаться. Коменданты пользовались правами, подобными помещичьим во времена крепостничества. За посещение соседнего села без разрешения коменданта давали десять дней ареста. Поездка за пределы области штрафовалась сроками тюремного заключения до 20 лет.

Женщины на лесоповале в тайге на Севере, женщины-работницы в шахтах Урала и на угольных разработках за Полярным кругом, жалкие пайки хлеба в 300 г на день, умирающие от голода дети, жестокие морозы, голод, нищета, абсолютное отсутствие надежды на избавление и смерть как желанный спаситель — все это в кратких чертах было судьбой российских немцев и после второй мировой войны. В этих условиях погибла значительная часть этого поколения немцев в России (около 300 000 человек). Фактически погибла треть народа.

* * *

Казалось, война ясно показала, кто есть кто, и огульные обвинения, предъявленные советским немцам, а вместе с ними и правовые ограничения, должны были, по крайней мере после Победы, отпасть сами собой. Однако надежды, которые возлагали на окончание войны и долгожданную Победу советские граждане немецкой национальности, не оправдались. Больше того, линия на ущемление прав немецкого населения в обстановке продолжающихся беззаконий была закреплена и усилена. Уже в мирное время, в 1948 году, Президиум Верховного Совета СССР принял указ, запрещавший немцам возвращаться к прежнему месту жительства и устанавливавший длительные сроки заключения за самовольное оставление спецпоселений.

 

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны

В целях обеспечения режима поселения для выселенных Верховным органом СССР в период Отечественной войны чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и др., а также в связи с тем, что во время их переселения не были определены сроки их высылки, установить, что переселение в отдаленные районы Советского Союза указанных выше лиц проведено навечно, без права возврата их к прежним местам жительства. За самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения этих выселенцев виновные подлежат привлечению к уголовной ответственности. Определить меру наказания за это преступление в 20 лет каторжных работ. Дела в отношении побегов выселенцев рассматриваются в Особом Совещании при Министерстве внутренних дел СССР. Лиц, виновных в укрывательстве выселенцев, бежавших из мест обязательного поселения, или способствовавших их побегу, лиц, виновных в выдаче разрешения выселенцам на возврат их в места их прежнего жительства, и лиц, оказывающих им помощь в устройстве их в местах прежнего жительства, привлекать к уголовной ответственности. Определить меру наказания за эти преступления – лишение свободы на срок 5 лет.

Москва, Кремль, 26 ноября 1948 г.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н. Шверник

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин

 

Лишь после смерти Сталина для советских немцев появилась возможность реабилитации. Правда, только частичной и растянувшейся на десять лет. Были отменены многие правовые ограничения в отношении советских немцев и ликвидирована система спецучёта.

 

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей,
находящихся на спецпоселении

Учитывая, что существующие ограничения в правовом положении спецпоселенцев-немцев, и членов их семей, выселенных в разные районы страны, в дальнейшем не вызываются необходимостью, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

  1. Снять с учета спец поселения и освободить из-под административного надзора органов МВД немцев и членов их семей, выселенных на спецпоселение в период Великой Отечественной войны, а также немцев — граждан СССР, которые после репатриации из Германии были направлены на спецпоселение.
  2. Установить, что снятие с немцев ограничений по спец поселению не влечет за собой возвращение имущества, конфискованного при выселении, и что они не имеют права возвращаться в места, откуда они были выселены.

Москва, Кремль, 13 декабря 1955 года

 

С 1945 года существование немцев в Советском Союзе замалчивалось вообще. О них не писалось ни в газетах, ни в журналах, ни в книгах, не говорилось в выступлениях и радиопередачах. Не было переписки с родственниками на Западе. Только после визита канцлера ФРГ Конрада Аденауэра в сентябре 1955 года и восстановления дипломатических отношений между Москвой и Бонном был издан вышеприведённый Указ Верховного Совета СССР от 13 декабря 1955 года. Позорная комендатура вскоре была упразднена, но запрет на возвращение в родные места оставался в силе. Прежде всего не были восстановлены национальные права немцев в СССР. Они должны были дать подписку о невозращении на родину и о неимении претензий на конфискованное имущество.

200 000 немцев обратилось с письменным прошением в германское посольство в Москве, но разрешения на выезд они не получили. Несмотря на это, амнистия облегчила судьбу немцев в Советском Союзе. Многие потянулись на юг, в тёплые края, после 10-15 лет разлуки начались поиски родственников и знакомых в Советском Союзе, а также через Красный Крест в Германии. Начали выходить немецкие газеты. В мае 1957 года в Москве выходит первый номер центральной газеты на немецком языке «Нойес Лебен» («Новая жизнь»), ставшей преемницей «Дойче центральцайтунг» («Центральная немецкая газета»), а через месяц начала издаваться газета «Роте Фане» («Красное знамя») на Алтае. Позднее была организована в Целинограде газета советского немецкого населения Казахстана «Фройндшафт» («Дружба») – затем она издавалась в Алма-Ате. Возобновилось радиовещание для советских немцев на родном языке (Москва – 1956, Казахстан – 1957, Киргизия – 19б2). Снова появились в продаже книги советских немецких авторов. Началось создание групп для изучения немецкого языка как родного в средних школах Казахстана, РСФСР, Киргизии. В 1957 году был опубликован Указ о преподавании немецкого языка как родного (но только для Казахстана; в других республиках проживало ещё свыше 1 млн. немцев). В 1956 году в Целинограде пастором Бахманом была создана, а в 1957 зарегистрирована лютеранская община. Лютеране и меннониты установили первые контакты с братьями по вере на Западе, католики также стали объединяться. По переписи населения 1959 года в СССР насчитывалось 1 615 000 немцев, однако распределение их по республикам не разглашалось. Позднее стало известно, что в 1959 году проживало немцев: в РСФСР – 820 000, в Казахстане – 648 000, в Киргизии, Таджикистане и Узбекистане – 91 000.

С тех пор, как был издан этот указ, опубликованный в свое время в условиях ограничения гласности только в «Ведомостях Верховного Совета СССР» и в советской немецкоязычной печати, в жизни немцев нашей страны и по сей день изменилось немногое.

* * *

Наступили шестидесятые годы и с ними так называемая «оттепель», которая дала многим людям в СССР надежду, которая оказалась необоснованной, как выяснилось позднее. И для немцев, как казалось тогда, подул свежий ветер: 29 августа 1964 года (почти день в день через 23 го-да!) Президиум Верховного Совета СССР принял решение «Об отмене Указа Президиума Верхов-ного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев Поволжья». Это решение снимало с российских немцев позорное пятно измены: «Жизнь показала, что огульные обвинения были необоснованны и явились проявлением деспотизма в условиях сталинского культа личности».

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР

от 28 августа 1941 года

«О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья»

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» в отношении больших групп немцев – советских граждан были выдвинуты обвинения в активной помощи и пособничестве немецко-фашистским захватчикам. Жизнь показала, что эти огульные обвинения были неосновательными и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина. В действительности в годы Великой Отечественной войны подавляющее большинство немецкого населения вместе со всем советским народом своим трудом способствовало победе Советского Союза над фашистской Германией, а в послевоенные годы активно участвует в коммунистическом строительстве. Благодаря большой помощи Коммунистической партии и Советского государства немецкое население за истекшие годы прочно укоренились на новых местах жительства, и пользуется всеми правами граждан СССР. Советские граждане немецкой национальности добросовестно трудятся на предприятиях, в совхозах, колхозах, в учреждениях, активно участвуют в общественной и политической жизни. Многие из них являются депутатами Верховных и местных Советов депутатов трудящихся РСФСР, Украинской, Казахской, Узбекской, Киргизской и других союзных республик, находятся на руководящих должностях в промышленности и сельском хозяйстве, в советском и партийном аппарате. Тысячи советских граждан – немцев за успехи в труде награждены орденами и медалями СССР, имеют почетные звания союзных республик. В районах ряда областей, краев и республик с немецким населением имеются средние и начальные школы, где преподавание ведется на немецком языке, проводятся другие культурные мероприятия для немецкого населения. Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

  1. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» (Протокол заседания Президиума Верховного Совета СССР, 1941 год, № 9, ст. 256) в части, содержащей огульные обвинения в отношении немецкого населения, проживавшего в районах Поволжья, отменить.
  2. Учитывая, что немецкое население укоренилось по новому месту жительства на территории ряда республик, краев и областей страны, а районы его прежнего места жительства заселены, в целях дальнейшего развития районов с немецким населением поручить Советам Министров союзных республик и впредь оказывать помощь и содействие немецкому населению, проживающему на территории республик, в хозяйственном и культурном строительстве с учетом его национальных особенностей и интересов.

Москва, Кремль, 29 августа 1964 г.

Председатель Верховного Совета СССР А. Микоян

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М. Георгадзе

Однако эта реабилитация осталась формальностью. Когда на XX съезде КПСС 1956 года были исправлены допущенные ошибки по отношению к некоторым малым народностям, российских немцев обошли молчанием, их оправдание стояло только на бумаге. То малое, что было обещано в Указе 1964 года, на местах исполнялось либо с проволочками, либо не полностью, либо не исполнялось совсем. Требование немцев о восстановлении их автономной республики интерпретировалось как национализм. Политическая реабилитация поволжских немцев (и тем самым практически всех немцев в Советском Союзе), возможно, была запланирована Хрущёвым как встречный жест по отношению к Федеративной Республике Германия. Решение о реабилитации было опубликовано в СССР лишь после его смещения (в январе 1965). Российские немцы узнали о своей реабилитации из газеты «Нойес Дойчланд», выходившей в Восточной Германии, и выразили протест, что Указ не был опубликован в советской прессе.

Было бы неверно считать, что немцы длительное время пассивно выжидали, сложа руки, а затем вдруг, сломя голову, ринулись выезжать. Попытки противодействовать ассимиляции предпринимались и раньше. После реабилитации 1964 года началось движение за восстановление немецкой автономии. Составлялись петиции советскому правительству, собирались подписи, отправлялись делегации в московский Кремль. Первая делегация численностью в 13 человек, собрала в 1965 году 660 подписей с требованием автономии (что, по мнению участников переговоров со стороны правительства было недостаточным). Вторая делегация, выехавшая в советскую столицу через полгода, представила уже 4498 подписей. Она состояла из 35 членов, среди них немцы Поволжья и Причерноморья, проживавшие теперь в Сибири, Казахстане, Средней Азии. Эта делегация представляла один миллион немцев. Среди требований было возвращение на Волгу, облегчение в сфере культуры, соответствующее представительство в Верховном Совете. Но и попытки третьей делегации немцев, которая была на приеме в Кремле в 1967 году, остались безрезультатными. Делегацию приняли, но требования остались невыполненными. Мнение Председателя Президиума Верховного Совета СССР А. Микояна, который принял делегацию немцев 7 июня 1965 года, было следующим: «…Мы не можем теперь восстановить республику. Это связано с большими трудностями… Нам нужны немцы на казахстанской целине, на угольных разработках Караганды… Не всё возможно исправить, что произошло в истории… Вы являетесь советскими гражданами, имеете право на газеты, школы… В данной ситуации мы не можем осуществить восстановление автономной республики, так как это связанно с огромными экономическими затратами, но в удовлетворении культурных потребностей мы пойдём вам навстречу…» Однако всё это осталось на уровне общих обещаний.

Немецкие школы, образование которых (в Казахстане) указом 1957 года при достаточном количестве школьников и «пожеланию родителей» было одобрено, так и не были организованы. В городах имелись некоторые школы, где в одной или двух группах предлагалось преподавание немецкого языка как родного (2-3 часа в неделю помимо обычной программы обучения). Острая нехватка преподавательского состава, учебных пособий приводили к тому, что зачастую немецкий язык как предмет был изъят из учебного плана. Молодые немецкие учителя, обученные для преподавания немецкого как родного, направлялись в русские школы преподавателями немецкого языка как иностранного. В связи с этим количество немецких детей, изучающих немецкий язык как родной, было с самого начала небольшим (из-за недостаточной мотивации). В последующие годы оно даже снизилось. По данным Министерства народного образования Казахской ССР в 1958 году насчитывалось 975 таких групп, охватывавших 16 107 детей при 600 000 человек немецкого населения в Казахстане того времени. Дети российских немцев говорили уже тогда на своем диалекте, который передавался родителями, если они вообще могли говорить по-немецки. Начиная с 1965 года в издательствах «Прогресс» (Москва) и «Казахстан» (Алма-Ата) вышло несколько десятков книг на немецком языке, которые с одной стороны не пользовались спросом по причине политизированного содержания, или же в других случаях очень быстро расходились из-за небольшого тиража. Даже книги из ГДР имелись только в ограниченном количестве. Ввоз печатных изданий из ФРГ был запрещен.

Неудивительно поэтому, что даже «свои собственные» газеты: еженедельник «Нойес Лебен» (Москва), «Фройндшафт» (Целиноград) и «Роте Фане» (Славгород), были немцам недоступны для чтения. Но проблемы были не только языкового характера. Идеологически перегруженное содержание этих газет, которое было зачастую переводом из «Правды», также не вызывало большого интереса у немецкого населения. Хотя в определенном отношении эта литература была показательна: на страницах, посвященных проблемам немцев, внимательный читатель просматривал потрясающее признание истинного положения «равноправных» немцев СССР: речь шла исключительно о колхозниках, доярках, трактористах, животноводах, очень редко о квалифицированных специалистах, еще меньше — о людях с высшим образованием. Это было доказательством того, что, несмотря на хвалёное равноправие, немцы СССР деградировали до народа, состоящего исключительно из рабочих и крестьян. Лишь 3% немцев могли получить место в высшем учебном заведении. Под разными предлогами юноши и девушки немецкого происхождения не зачислялись в ВУЗы.

Несмотря на частичную реабилитацию 1964 года, немцы должны были оставаться в местах ссылки. Еще в 1970-е годы над ними довлело наследие германо-советской войны 1941-1945 годов. Только в 1972 году был принят снимающий эти ограничения Указ.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

о снятии ограничений в выборе места жительства, предусмотренного в прошлом
для отдельных категорий граждан

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

  1. Снять ограничения в выборе места жительства, предусмотренного Указами Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1955 года в отношении немцев и членов их семей.
  2. Разъяснить, что лица, на которые распространяется указанное ограничение и члены их семей, являющиеся гражданами СССР, пользуются, как и все советские граждане, правом избирать место жительства на всей территории СССР в соответствии с действующим законодательством о трудоустройстве и паспортном режиме, а иностранцы и лица без гражданства в соответствии с законодательством о порядке проживания в СССР иностранцев и лиц без гражданства.
  3. Поручить Министерству юстиции СССР совместно с Министерством внутренних дел СССР, Комитету Государственной безопасности при Совете Министров СССР представить предложения о признании утратившими силу законодательных актов, предусматривающих ограничения в выборе места жительства для лиц отдельных национальностей, переселенных в прошлом из мест их проживания в другие районы СССР.

Москва, Кремль, 3 ноября 1972 г.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н. Подгорный

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М. Георгадзе

* * *

Памятное выселение немцев на восток как предателей родины и упразднение автономной республики не могли не сформировать комплекс обиды, который усугубился ввиду существенного отставания в удовлетворении национально-культурных потребностей и в связи с тем, что другие народности, выселенные в период войны со своих территорий, вновь обрели государственность.

Немцам было нелегко отстаивать себя в стране, где слово «немец» – один из смягченных вариантов пресловутого «проклятого немца» – стало воплощением зла и синонимом к слову «фашист». Поэтому тема немцев долгое время лишь краем затрагивалась в советской публицистике. Газеты на немецком языке, как «Нойес Лебен» и «Фройндшафт» (сегодня «Дойче Альгемайне Цайтунг»), и немногие передачи на немецком языке по радио и телевидению не могли решиться критиковать политику государства и партии. На местах создавались значительные проблемы при регистрации немецких церковных общин. Выходивший два раза в год альманах «Хайматлихе вайтен», в содержании которого было собрание поэзии, прозы и публицистики российских немцев, прекратил свое существование после нескольких лет. Созданный в 1981 году Немецкий драматический театр в Темиртау (ныне в Алматы) вынужден был постоянно бороться за свое существование. Преподавание родного языка было в застое или сводилось на нет из-за нехватки учителей и учебников. Стремление к автономии после 1964 года не имело никакого успеха. Помощь из «братской» ГДР не ожидалась потому, что СЕПГ никакого интереса к российским немцам не проявляла, для неё речь могла идти только лишь о «советских гражданах немецкой национальности». Правительство ФРГ чувствовало себя на основании своей Конституции (статья 116) обязанным вступиться за советских (далее российских) немцев. Германский Бундестаг неоднократно призывал правительство ФРГ к выполнению статьи 116, но у руководителей ФРГ были связаны руки, потому что советское правительство расценивало каждую попытку помощи российским немцам как вмешательство во внутренние дела страны. (Ситуация в этом вопросе изменилась лишь осенью 1990 года в связи с подписанием договора о добрососедских отношениях, партнёрстве и сотрудничестве между ФРГ и СССР.)

* * *

При всех обстоятельствах, несмотря на репрессии со стороны силовых органов, движение советских немцев за реабилитацию и восстановление территориальной автономии не угасало. В прессе все чаще появлялись публикации о трагической судьбе народа, вопрос о восстановлении исторической справедливости незримо, но ощутимо для всех оставался на повестке дня. Власти были вынуждены реагировать, однако «решение» проблемы сосредоточили на территории Казахстана, где проживало к тому времени большинство советских немцев, – вдалеке от тех мест, где прошла война и где в наибольшей степени сохранялись антинемецкие настроения среди местного населения.

План дополнительных мероприятий ЦК Компартии Казахстана

по дальнейшему усилению политико-воспитательной работы

среди граждан немецкой национальности

В целях дальнейшего усиления идейно-политической работы среди граждан немецкой национальности полнее использовать разнообразные формы и методы идеологического воздействия, средства устной агитации, массовой информации и пропаганды. В основу ее положить глубокое разъяснение экономических и социально-политических задач, выдвинутых XXV съездом КПСС, постановлением ЦК КПСС «О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции», положения и выводы, содержащиеся в докладах и выступлениях Генерального секретаря ЦК КПСС тов. Л. И. Брежнева. Обратить особое внимание на пропаганду достижений развитого социалистического общества, показ неустанной заботы партии о благе народа, советского образа жизни, на глубокое разъяснение сущности социалистической демократии, гуманизма Советского государства. Воспитывать трудящихся, особенно молодежь, в духе советского патриотизма и социалистического интернационализма, дружбы народов СССР. Усилить индивидуальную разъяснительную работу среди лиц, подверженных эмиграционным настроениям. В месячный срок разработать научно-аргументированные материалы для докладов и лекций по разоблачению подрывной деятельности зарубежных антисоветских идеологических центров, а также политически вредных действий немецких экстремистов. Обратить особое внимание на разоблачение подстрекательской деятельности западногерманских подрывных центров и связанных с ними идеологических органов ФРГ, направленной на разжигание националистических и эмигрантских настроений среди части немецкого населения республики. Принять меры к пресечению противозаконных и антиобщественных действий со стороны отдельных националистически настроенных элементов. Улучшить атеистическую работу среди граждан немецкой национальности. Принимать решительные меры по пресечению незаконной, антиобщественной деятельности церковно-сектантского актива, ведущего враждебную пропаганду, разжигающего эмиграционные настроения среди советских немцев. Шире привлекать патриотически настроенную часть служителей культов для противодействия эмиграционно настроенным верующим. Улучшить качество подготовки учителей немецкого языка в педагогических институтах и комплектование школ преподавателями, в которых немецкий язык изучается в качестве родного. Исходя из потребностей, в 1977/78 учебном году создать дополнительно группы и классы по изучению немецкого языка как родного, поднять уровень преподавания предметов, ведущихся на немецком языке. Обеспечить библиотеки школ, в которых немецкий язык изучается как родной, учебными пособиями и литературой на немецком языке, ежегодно пополнять их фонды. Расширить сеть и улучшить деятельность коллективов художественной самодеятельности на немецком языке, предусмотреть меры по подготовке руководителей таких коллективов. До 15 июля 1978 года издать сборник немецких народных песен. Увеличить прием на учебу в музыкальные и культпросвет училища республики в 1977/78 учебном году юношей и девушек из числа немецкой национальности. Усилить работу творческих учреждений по коммунистическому воспитанию трудящихся немецкой национальности средствами литературы и искусства, по пропаганде творчества советской немецкой интеллигенции, по улучшению отражения в художественных произведениях жизни советских немцев. Включить в тематический план производства фильмов киностудии «Казахфильм» на 1978 год выпуск нового короткометражного документального фильма о жизни, труде быте немецкого населения, живущего в Казахской ССР. В печати, по телевидению и радио усилить пропаганду советского образа жизни, дружбы народов СССР, выдающиеся достижения реального социализма, развитие социалистической демократии, гуманизм Советского государства, постоянно разоблачать враждебную идеологию антикоммунизма и антисоветизма. Убедительно показывать бесправное положение трудящихся в Западной Германии и в других капиталистических странах, давать решительный отпор клеветническим измышлениям буржуазной прессы и радио о положении граждан немецкой национальности в СССР и, в частности, в Казахстане. В течение 1977 года создать телеочерк о трудовых коллективах совхозов и колхозов, где преимущественно живут и работают лица немецкой национальности, а также создать несколько телевизионных концертных программ из выступлений мастеров искусств и участников художественной немецкой самодеятельности. Систематически организовывать литературные передачи по телевидению и радио с использованием произведений казахстанских немецких поэтов и прозаиков.

Наконец, в 1978 году ЦК КПСС создал комиссию для изучения «немецкого вопроса» и внесения предложений. В результате впервые вопрос о восстановлении национальной государственности советских немцев был поставлен людьми из высших эшелонов власти. На основании рекомендаций комиссии руководством страны была предпринята первая попытка восстановить немецкую автономию.

 

ОБ ОБРАЗОВАНИИ НЕМЕЦКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

Записка группы ответственных работников ЦК КПСС

В соответствии с поручением (П21/2 от 6 августа 1976 г.) вносим предложения по вопросу создания автономии для немецкого населения. Комиссия изучила документы и материалы, касающиеся граждан СССР немецкой национальности, рассмотрела различные аспекты этой проблемы, имела обмен мнениями с отдельными руководящими работниками местных партийных и советских органов. По мнению Комиссии, в настоящее время к вопросу о предоставлении немецкому населению национально-территориальной автономии можно было бы отнестись положительно. Полагаем, что в политическом плане такое решение имело бы позитивное значение, так как образование автономии способствовало бы более успешному осуществлению задач, вытекающих из постановлений ЦК о работе среди граждан немецкой национальности, отвечало бы естественному стремлению немецкого населения сохранить и развивать свои национальные особенности, а также окончательно устранило бы отрицательные последствия упразднения в 1941 году АССР Немцев Поволжья. Оно явилось бы вместе с тем, важным аргументом в борьбе с эмиграционными настроениями, националистическими и другими нездоровыми проявлениями среди отдельной части советских немцев, а также с подрывной деятельностью идеологических центров Запада. С учетом этого Комиссия вносит предложение автономию немецкого населения образовать в составе Казахстана в форме автономной области. ЦК Компартии Казахстана (т. Кунаев Д. А.) к данному предложению относится положительно. Создание новой области позволило бы также более полно использовать имеющиеся резервы для развития экономики северной части Казахстана, особенно сельского хозяйства. Конкретные предложения по данному вопросу целесообразно поручить внести ЦК Компартии Казахстана. Создавать Немецкую автономию в Поволжье считаем нецелесообразным, т. к. немецкое население здесь фактически не проживает и исторических корней в этом районе не имеет.

Ю. Андропов, И. Капитонов, М. Зимянин, 3. Нуриев, Н. Щелоков, Р. Руденко, М. Георгадзе, В. Чебриков.

Август 1978 г.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС

«Об образовании Немецкой автономной области»

  1. В целях создания необходимых условий для развития национальной культуры немецкого населения и улучшения идейно-воспитательной работы среди него, а также для лучшего развития экономики и освоения природных богатств районов, входящих в область, считать целесообразным образовать Немецкую автономную область в составе Казахской ССР с непосредственным подчинением ее республиканским органам.
  2. Поручить ЦК Компартии Казахстана внести конкретные предложения по вопросам, свя-занным с образованием Немецкой автономной области.

31 мая 1979 г.

Секретарь ЦК

Предполагалось сформировать Автономную область из пяти районов, входящих в состав Целиноградской, Карагандинской, Кокчетавской и Павлодарской областей, её административным центром должен был стать г. Ерментау. Авторы проекта считали, что создавать Немецкую автономию в Поволжье нецелесообразно, т. к. немецкого населения там фактически нет. Однако массовые выступления казахского населения, инспирированные местной номенклатурой, послужили удобным предлогом для отказа от осуществления этой идеи. Вопрос был положен под сукно еще на 10 лет, а тех, кто с этим не мог смириться, взяли под наблюдение органы КГБ.

О негативных проявлениях, имевших место в Целиноградской области

В соответствии с поручением ответственных работников ЦК КПСС, Президиумом Верховного Совета СССР и КГБ СССР изучены с выездом на место факты негативных проявлений, имевших место в Целиноградской области в связи с подготовкой к образованию в составе Казахской ССР немецкой автономии. После выхода постановления Политбюро ЦК КПСС от 31 мая 1979 г. «Об образовании Немецкой автономной области» ЦК Компартии Казахстана приступил к её реализации, в частности, к уточнению границ новой области, рассмотрению вопросов размещения областных организаций. 15 июня ЦК Компартии Казахстана вошёл с конкретными предложениями в ЦК КПСС о составе и границах Немецкой автономной области, о структуре и штатах её партийных органов.

Проводимые мероприятия вызвали определенную отрицательную реакцию среди части населения, стали распространяться разного рода слухи, кривотолки. 16 и 19 июня 1979 года в Целинограде появились рукописные листовки. По улицам города прошли группы молодежи с антиавтономистскими лозунгами, которые затем собирались на центральной площади. В основном это были студенты и учащаяся молодежь казахской национальности. Воспользовавшись такой обстановкой, отдельные провокаторы, выступая с явно националистических позиций, выдвинули подстрекательные лозунги о том, что Казахстан един и неделим, нет места немецкой автономии в Казахстане, о возможном принудительном переселении немцев на территорию создаваемой области и выселении оттуда казахов. Имели место также оскорбительные для немецкого населения высказывания: «Не отдадим землю отцов фашистам», «Выслать всех немцев в Сибирь», «Отобрать у них дома и машины», «Восстановить спецкомендатуру» и т. д. В партийные комитеты стали поступать коллективные письма, направленные против образования автономии. Местными партийными и советскими органами были приняты меры к локализации антиобщественных проявлений в Целинограде и предотвращению их в других местах. Проводится профилактика зачинщиков и активных участников сборищ. Указанные проявления явились следствием того, что местные органы к образованию автономии подошли как к рядовому мероприятию, не учли должным образом его политического характера, не провели необходимой разъяснительной работы с кадрами и активом, переоценили степень интернациональной воспитанности населения. Как показали беседы на месте, среди части актива, особенно казахской национальности, наблюдается отрицательное или сдержанное отношение к образованию немецкой автономии. В разговорах с людьми некоторые руководящие работники уходят от ответов на вопросы, не дают им правильного толкования, занимают пассивную позицию. Как выяснилось, многие руководители сами весьма смутно представляют существо национальной автономии, ее политический и практический смысл. Так, отдельные товарищи в качестве аргументов против автономии выдвигают то обстоятельство, что ассимиляция немцев стала уже реальностью, что немецкое население приобщилось к казахской культуре и обычаям и слабо знает родной язык, имеет смешанные браки, а поэтому — автономия ему не нужна. Высказывались и такие суждения, что образование немецкой автономии повлечет за собой усиление автономистских настроений среди уйгурского населения. Что касается граждан немецкой национальности, то они, судя по имеющимся высказываниям, в целом одобрительно относятся к образованию автономной области. Однако происшедшие в Целинограде события вызвали у них определенное беспокойство. Некоторые опасаются, что при негативной реакции коренного населения на создание автономии, сама идея может быть скомпрометирована, а взаимоотношения между казахами и немцами ухудшатся. Есть высказывания и о том, что немецкую автономию следовало бы восстанавливать в Поволжье, либо создать в форме АССР в другом месте. По итогам состоялся обмен мнениями в ЦК Компартии Казахстана. В ходе беседы тов. Кунаев подчеркнул, что республика всегда отличалась тесной дружбой и сплочённостью населяющих её национальностей, высказал озабоченность имевшими место нездоровыми проявлениями. Было заявлено, что ЦК Компартии Казахстана, во исполнение постановления Политбюро ЦК КПСС от 31 мая 1979 года сделает всё, чтобы образование немецкой автономной области провести как важное политическое мероприятие. Но для проведения подготовительной работы и создания положительного общественного мнения, как сказал тов. Кунаев, потребуется определённое время. Партийным организациям предложено сделать необходимые выводы из имевших место антиобщественных проявлений, усилить разъяснение и пропаганду принципов советского национально-государственного устройства, ленинской национальной политики, воспитательную работу с различными категориями населения.

Сообщается в порядке информации.

Н. Петровичев, М. Георгадзе, В. Чебриков

28 июня 1979 г.

 

В ЦК КПСС

Предложения ЦК КП Казахстана об образовании Немецкой автономной области в составе Казахской ССР, предложения о границах Немецкой автономной области, структуре и штатах её партийных органов ЦК Компартии (т. Кунаев Д. А.) в настоящее время снимает.

Зам. зав. Организационным отделом ЦК КПСС А. Перун

19 февраля 1980 г.

В ЦК КПСС

О распространении среди советских немцев автономистских материалов

Поступившая в органы госбезопасности информация свидетельствует о том, что среди советских граждан немецкой национальности отмечается определённая активизация деятельности сторонников восстановления Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья. От имени «инициативной группы советских немцев» ими подготовлены «справки» и «обращения в Президиум Верховного Совета СССР» (копии прилагаются), которые они пытаются распространить в местах проживания немецкого населения с целью привлечения внимания к вопросу об автономии и массовому сбору под этими документами подписей граждан. Органами безопасности осуществлены меры по установлению авторов указанных документов, предупреждению и локализации негативных проявлений, которые могут возникнуть на этой основе.

Сообщено в порядке информации.

Зам. Председателя КГБ СССР С. Цвигун

С началом и в процессе развития перестроечных процессов в СССР во второй половине 1980-х годов движение немцев СССР за полную реабилитацию народа и восстановление своей национальной государственности, никогда не прекращавшееся и ранее, вспыхнуло с новой силой. Общественное лицо этого этапа жизни народа определяло в эти годы деятельность Всесоюзного общественно-политического и культурно-просветительского общества советских немцев «Возрождение». Для всех последующих организаций российских немцев и их лидеров ВОСН «Возрождение» явилось политической колыбелью. Большинство этих людей ныне живы и являются гражданами России, Германии и ряда стран СНГ. Значительная их часть так и не покидала общественно-политической арены, они работают в проблеме российских немцев. Вряд ли кто в состоянии лучше их проанализировать современное состояние нашего этноса, которое почти однозначно определяется как перманентно кризисное. Слово за ними.

При подготовке информации использованы материалы российских учёных: академика Б. Минина, академика В. Лазарева, В. Аумана, Н. Бугая, Г. Вормсбехера, Н. Чеботарёвой, издания «Volk auf dem Weg», Nr.6, 1998, а также работы А. Велицына, В. Дейснера, О. Курило и др.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *